Дети

18.09.2017 13:00

Эксперт: ювенальные технологии переформатируют наше общество через молодежь

Тема из конференции
"Сегодняшние дети завтра - родители." Видео (9 минут): [ссылка-1]

О необходимости обсуждать модели политики в области семьи и детства, альтернативные ювенальной юстиции, заявил член гражданской ассамблеи Красноярского края, секретарь общественного совета по защите прав ребенка в Красноярском крае Андрей Никитин 12 сентября на круглом столе «Предложения по совершенствованию семейного законодательства с целью искоренения неправомерного вмешательства в семью („ювенальной юстиции“)» в Общественной палате (ОП) России.

Общественник сообщил о планах продвижения ювенальной юстиции в Красноярском крае: ювенальную юстицию планируется продвигать не сверху вниз, то есть, не после принятия определенных федеральных законов, а снизу-вверх, когда «лучшие практики» и лучшие «региональные эксперименты» органов соцзащиты и ведомств будут обобщены в Федеральном законе о ювенальной юстиции в поправках к ряду других законов.

При этом в Красноярском крае готовятся ювенальные специалисты, более 300 человек, создана соответствующая ювенальная служба.

Продвижение ювенальных технологий проходит в рамках проектов центра молодежной политики и на базе молодежных площадок. Таким образом, молодежь впитывает, принимает как должное ювенальные идеологические установки работы с семьей, а когда, не позднее чем через 5 лет, эти молодые люди придут в профессию, на работу в социальные службы, общество окажется в существенной степени переформатировано.

Правозащитник подчеркнул, что лоббисты ювенальной юстиции относятся к ней не как к набору инструментов поддержки семьи, а как к составной части усилий по переформатированию нашего общества.

В этой связи Никитин заявил, что рыночная, маркетинговая, ювенальная парадигма уже охватила всю государственную вертикаль. Тем не менее есть специалисты, которые являются приверженцами традиционного отношения к семье. Однако эти специалисты тоже вынуждены работать в рамках сложившейся ювенальной парадигмы.

Правозащитник уверен, что для помощи этим специалистам необходимо «снять табу» с обсуждения моделей семейной политики, альтернативных ювенальной юстиции, и инициировать на федеральном уровне обсуждение тех ключевых вопросов, в которые «упирается» любой вопрос воспитания или семейной политики: какой образ будущего у нашей страны? Каких детей мы хотим вырастить?
16.09.2017 17:26

Принцип «суверенитета семьи» остро нуждается в защите

Тема из конференции
Итоговый альтернативный доклад «Детство без родителей. Законодательство и практика изъятий детей из российских семей» представила председатель общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) на круглом столе в Общественной палате РФ.

Она ознакомила участников круглого стола с общей структурой 310-страничного доклада.

На основе базы, образовавшейся в организации за 4 года активной помощи семьям, РВС смогло выявить типовые случаи и показать типологию нарушений закона при вмешательстве госорганов в семью. Отдельным приложением даны «образцовые» и «обычные» случаи ювенального беспредела из практики РВС.

Видео: [ссылка-1]

В доклад также вошла глава о тиражировании НКО (иностранным агентом) «Анна» фальшивых цифр о семейном насилии, которые приводят к принятию законов, увеличивающих контроль над обычными семьями или предполагающих чрезмерное вмешательство в семью.

Глава РВС подчеркнула, что принцип «суверенитета семьи» остро нуждается в защите. Для этого необходимо, чтобы НКО — иностранным агентам было законодательно запрещено вести деятельность в области защиты материнства и детства, поскольку «их деятельность в данной сфере имеет политические цели («воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также формирование общественного мнения в этих целях») и содействует нарушению суверенитета России».

К докладу также приложен диск с документальными съемками отобрания детей из российских семей «Этого президенту не расскажут».

М. Мамиконян ознакомила участников круглого стола с главными выводами, к которым пришло РВС, анализируя причины и методы вмешательства в дела семьи.

РВС вынуждено констатировать, что внедрение ювенальных технологий, вопреки неоднократно заявленным требованиям президента России, не только не остановлено, но и расширяется.

В России фактически создано два рынка: рынок содержания детей вне семьи (в больницах, социально-реабилитационных центрах, замещающих семьях), а также рынок так называемого «сопровождения» семей соцработниками. В результате заинтересованности в финансировании, госорганы и учреждения работают не в интересах детей, а в интересах рынка семейного устройства детей.

Государственное пособие родителю на родного ребенка (даже при многодетной семье, даже если ребенок-инвалид) может отличаться от пособия опекуну, в зависимости от региона, в десять раз, что делает из родных семей семьи «второго» сорта и создает рынок семейного устройства детей.

«В России, — подчеркнула М. Мамиконян, — ежегодно создается и удовлетворяется колоссальный спрос на изъятие детей из семей. Объем спроса на детей для «семейного устройства» составляет, по свидетельству специалистов из НКО данного профиля, не менее 20 тысяч детей в год. Сенатор Е. Б. Мизулина, опираясь на официальную статистику, дает еще большую цифру — 60 тысяч человек».

РВС обращает внимание, что выстроенная в России система противозаконных действий по отношению к семьям исходит из презумпции виновности родителей и приводит список статей УК РФ, под которые чаще всего подпадают действия сотрудников ведомств, ведущих работу с семьями.

Особое внимание РВС обращает на то, что модель так называемого «межведомственного взаимодействия» придает опеке неестественную для нее функцию надзора и подавляет функцию социальной защиты, что превращает ее в часть репрессивного аппарата.

В семейной политике, проводящейся в России, РВС видит колоссальную угрозу социальной и политической стабильности страны, поскольку «общество не может сохранять стабильность, если постоянно подрывается его основа — семья, если у людей отнимают их детей, если государство становится, по сути, в позу рабовладельца, который может обращаться с российскими семьями — родителями и детьми — как с крепостными: вмешиваться в семейную жизнь, отбирать детей, разделять семьи и т. д.». РВС убеждено, что если ювенальная машина не будет немедленно остановлена, а достигнет европейского уровня, то социальный взрыв в России неминуем.
http://rossaprimavera.ru/news/e7fd1743
06.06.2017 13:27

Главный мотор "ювенальщины" — вице-премьер Ольга Голодец

Тема из конференции
– Правительство замалчивает реальное число изъятых детей;
– «Ювенальщину» в России насадила и внедрила Ольга Голодец;
– создана целая система по отъему детей;
– ТАСС даёт в заголовок новости цифру изъятых детей, уменьшив её в 100 раз;
– Мизулина предъявляет обвинение в фальсификации.

30 мая в ТАСС состоялась пресс-конференция, посвященная презентации итогового альтернативного доклада с анализом российской практики изъятия детей из семьи и избыточного вмешательства органов опеки и попечительства.Доклад "Ювенальная юстиция: современный вызов России и миру" был подготовлен в соответствии с поручением президента России Ассоциацией родительских комитетов и общественными организациями. Было осуществлено четыре независимых мониторинга.

С самим докладом выступила заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина. Она рассказала о механизмах действующей в России ювенальной системы, предложениях по изменению ситуации и анализе практики изъятия детей.
Видео доклада: [ссылка-1]
Не коротко, но очень познавательно.

Доклад не случайно назван «альтернативным» - Елена Мизулина, вместе с родительскими организациями, готовила его потому что и сомневается в объективности чиновников Правительства — которым Президент, как раз, поручил отчитаться о ситуации с изъятиями. В итоге, доклад был сделан с помощью Общественного уполномоченного по защите семьи в Петербурге , АРКС, РВС и «Иван чая», а также запросов в Росстат, и другие федеральные и региональные органы власти.

Результаты превзошли все ожидания. Выяснилось, что в России к 2016 году не просто введена ювенальная юстиция на уровне законов и подзаконных актов—но из российских семей уже изымается по 309 тысяч детей в год. Формирование этой системы проводилось по западным методичкам—многие из которых отражены в действующей с 2012 года «Национальной стратегии действий в интересах детей».

«Ювенальщину» в России насадила и внедрила Ольга Голодец

Главным «мотором» антисемейных преобразований социальной сферы РФ является вице-премьер Ольга Голодец. Именно с ее подачи была узаконена система мер по «профилактике социального сиротства», меры гос поддержки социально-ориентированных НКО, внедрен принцип межведомственного взаимодействия (в результате чего детские садики, школы и неотложка оказались вовлечены в ювенальный круговорот, превратившись в потенциальный источник опасности для семьи), произошла стандартизация социальных услуг и т.п.

Елена Борисовна объяснила, откуда взялась ее цифра в 309 тысяч изъятий и почему правительственные чиновники, а равно и Уполномоченным по правам ребенка Анна Кузнецова, говорят всего о 3200 изъятий. Оказывается, чиновники ограничиваются детьми, изъятыми по ст. 77 Семейного кодекса (угроза жизни или здоровью). При этом чиновники лукаво умалчивают о 270 тысячах 684 детях, которых «поместили под надзор» (по факту, в большинстве случаев—просто заставили родителей путем шантажа отдать детей для «временного» помещения в детдом, передает РИА "Катюша".

Половина таких деток в конечном итоге возвращается домой—однако сам факт разлучения их с родителями наносит им огромную травму. Также чиновники не учитывают 38 тысяч 757 детей, которых изъяла (данные за 2015 год) полиция в связи с «отсутствием родительского попечения». Только треть из этих детишек—сироты, а остальные — т.н. социальные сироты, т.е. дети у которых есть родители . Как это толкуют на практике полицейские, известно: в ряде регионов все чаще стражи порядка отнимают детей у бабушек и дедушек—т.к. те не являются законными представителями ребенка, что иногда приводит к таким трагедиям, как дело годовалого Умарали Назарова, которого отобрали у матери в присутствии бабушки по «акту о безнадзорности». В результате преступных действий полицейских малыш погиб, но ни один подонок в форме не понес наказания.

В Россси создана целая система по отъему детей
По словам Елены Мизулиной, в России создана целая система органов, заинтересованных в увеличении количества изъятий детей—своеобразный Сиротпром-причем Правительство, ничтоже сумняшеся, оправдывает свои ювенальные инициативы стремлением «сохранить кадры и инфраструктуру» (цитата из постановления Правительства №481 от 24 мая 2014 года»).

Одним и результатов работы Правительства является страшный перекос в сторону поддержки приемных семей и детдомов, на которые государство тратит, из расчета на одного ребенка, в 23 раза больше средств, чем на ребенка в кровной семье (более 14 млн на одного ребенка по сравнению с 616 тыс в кровной семье).
В детские дома государство вкладывает в 23 раза больше, а в приемные семьи – в 11 раз больше, чем в кровные:
картинка


«Система профилактики обходится государству в триллионы рублей» - заявила Елена Мизулина, констатировав что нашей стране срочно нужна «перезагрузка всей системы», чтобы центры помощи начали работать не на выявление «раннего неблагополучия», а на помощь родной семье - и то, только по заявлению самих родителей.

После окончания пресс-конференции, ИТАР-ТАСС опуликовал новость, в которой грубейшим образом исказил слова сенатора Елены Мизулиной, занизив количество изъятий детей в 100 раз, с 309000 до 3200. В заголовке и первых абзацах упор делается на этой цифре. После указания на "опечатку" исправлять отказались. Видео: [ссылка-2]

картинка


«Реальная цифра изъятий или «оборот детей», как мы говорим — это особенность ювенальной юстиции в России — больше 300 тысяч детей в год. Это число изъятий необходимо для того, чтоб обеспечить наполняемость различного рода учреждений и других замещающих институтов, потому что за это теперь платятся деньги. Это все социальные услуги разного рода, которые оказываются ребенку и семьям».
03.06.2017 21:41

Педагог: при Кузнецовой общественный совет превратился в ювенальный шабаш

Тема из конференции
Видео: [ссылка-1]

Сменой курса на проювенальный Общественным советом при Уполномоченном по правам ребенка Анне Кузнецовой объяснила выход из него родительских организаций доцент кафедры общей и прикладной психологии Российского православного университета Надежда Храмова.

Общественный совет по защите семьи и традиционных семейных ценностей был создан по итогам первого родительского съезда, состоявшегося в 2013 году. Этот совет эффективно работал, предотвратив такие ювенальные инициативы как, например, внедрение программ секспросвета в школах. При Анне Кузнецовой Общественный совет по защите семьи и традиционных семейных ценностей был трансформирован просто в Общественный совет, куда были введены затем ряд ювенальных проектов. Общественный совет превратился в «ювенальный шабаш», — заявила Н.Храмова.

Затем педагог остановилась на таком явлении как изъятие детей за бедность, подчеркнув, что такой подход «лежит за уже за пределами чиновничьего цинизма, это – чиновничий бандитизм». «Общество, где за бедность отнимают детей, нельзя назвать социальным, оно — кастовое», — подчеркнула доцент.

Говоря об образовании, Надежда Храмова обратила внимание журналистов на то, что этот институт, как ни один другой, аккумулирует детей, поэтому ювенальные подходы, введенные в этот институт, крайне опасны. Внедрение в этот институт медиаторов-омбудсменов, которые призваны разбирать внутришкольные конфликты, психологов, которые превращены в агентов ювенальной системы, приведет к тому, что все дети будут поставлены на учет. Педагог пояснила, что в настоящее время в законе об образовании такой «услуги», как воспитание, не существует, поэтому детей в школе никто не учит поведению и взаимодействию в коллективе, при этом — при внедрении в школу системы «медиации» — любой проступок ребенка будет считаться признаком некомпетентности родителей и поводом для изъятия ребенка из семьи. При этом Анна Кузнецова не ратует за возвращение воспитания в функции учебных заведений, а высказывается в пользу системы школьной медиации.
http://rossaprimavera.ru/video/pedagog-pri-kuznecovoy-obshchestvennyy-sovet-prevratilsya-v
19.05.2017 14:31

Время требует отчётливости. Открытое письмо омбудсвумен Кузнецовой

Тема из конференции
картинка


Открытое письмо председателя общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» М. Р. Мамиконян Уполномоченной при Президенте РФ по правам ребенка Кузнецовой А. Ю. Госпожа Кузнецова! Заявляю Вам о своем выходе из Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка. К этому меня вынуждают Ваши заявления, Ваша позиция по важным вопросам семейной политики и необходимость для меня как общественного деятеля занять недвусмысленную и последовательную позицию в идущей острой борьбе за стратегию семейной политики России. Когда Президент назначил Вас на этот пост, в обществе возникла надежда, что Вы займете бескомпромиссную позицию по отношению к той стратегии, которая под лозунгом защиты прав ребенка разрушает российские семьи в корыстных частных интересах. Такая позиция требует мужества и нуждается в поддержке. Поэтому после Вашего назначения мы обещали Вам поддержку — но именно такой позиции. Однако Ваша деятельность на новом посту обманула ожидания общества и всех, кто особенно обеспокоен формирующимися опасными тенденциями в семейной политике РФ. К настоящему моменту стало очевидно, что Ваши взгляды на семейную политику и представления «Родительского Всероссийского Сопротивления» категорически расходятся. Сначала Вы сформировали при себе Общественный совет, в который были собраны и те, кто защищает семьи, и те, от кого их приходится защищать — те, чей бизнес-интерес завязан на выявление семейного «неблагополучия» и дальнейшее устройство новых «социальных сирот» при живых родителях либо — на «сопровождение» семей, что тоже дает простор фантазии и предприимчивости. Такое «впрягание в одну телегу» несовместимых лиц, отражающих совершенно разные позиции, сразу показало, что у Вас нет внятной позиции в сфере семейной политики и Вы не имеете четкого понимания, что есть добро в этой области, а что — зло. Ваша дружба с теми, кто организует вмешательство в российские семьи и отобрание детей сослужила Вам плохую службу: вы не смогли в назначенный Президентом срок представить ему внятный отчет о том, что происходит с отобраниями детей. Вы обратились не к опыту родительской общественности, которая давно «в теме», а к людям, которые не знают, что проверять, и обращаются за данными как раз к тем, кто и производит отобрания. Пытаясь Вам помочь выполнить Поручение Президента, мы разработали и направили Вам методику сбора данных, необходимых для последующего анализа в центре. («Большая стирка, или Как выполнить поручение Путина без профанации» [ссылка-1]). Однако Вы предложенную методику даже не довели до рабочих групп, в результате чего мы видели на Вашем сайте лишь бодрые рапорты [ссылка-2] о том, что в стране всё спокойно. Но в стране не спокойно! Практика отобраний детей в России уже укоренилась и широко распространена. И не надо говорить, что эти случаи единичны! Только ощущение безнаказанности и привычность вторжения в семьи позволяет органам опеки и ПДН творить такой беспредел [ссылка-3] при отобрании детей! Также показательно, что Вы постоянно и настойчиво высказываетесь за всемерную поддержку сектора замещающих семей и демонстративно уклоняетесь от внятных оценок внедрения «бэби-боксов» — циничного инструмента добычи детей для этого сектора. Очевидно, что Вы совсем не понимаете, что такое «ювенальная юстиция» западного образца, какую роль в ней играют интересы добычи детей для рынка устройства их в частные руки, не понимаете, каково участие в этом силовых структур. Вы развиваете систему приемных семей, создающую спрос на вмешательство в родные семьи и отобрание детей — в пользу материально мотивированного «платного родительства», где на ребенка получают в десятки раз больше денег, чем рядовые малообеспеченные семьи, то есть Вы помогаете тем, чья странная привилегия — воспитывать детей и больше нигде не работать — строится на чужих несчастьях и уже становится раковой опухолью бюджета России и регионов. Вас не останавливают на этом пути даже последние резонансные случаи, показывающие, что чужие дети стали для многих бизнесом, и что патология «рыночного» отношения к детям закономерно оборачивается тяжелыми психическими патологиями и зачастую гибелью детей. Сейчас очевидно, что Вы совершенно не разделяете получившие поддержку Президента России представления «Родительского Всероссийского Сопротивления» о необходимости ликвидировать рынок детей в России, который очевидным образом создает спрос на вмешательство в родные семьи. Вы также не разделяете нашу уверенность в необходимости максимально отстранить опеку от родной семьи. Наоборот, Вы идете на поводу у беззакония опеки, призывая разрабатывать «порядок возврата в семью» без суда отобранных детей! Рассматривая проблему с отобраниями детей, Вы прячетесь за оценки прокуратуры, которая, по Вашим словам, считает, что нарушения при отобрании детей единичны. Но ведь Президент спрашивал Вас — независимого правозащитника, а не прокуратуру! — потому что для любого неангажированного человека, сталкивавшегося с проблемой, постыдная позиция прокуратуры в вопросах отобрания детей более чем очевидна. Даже в известных всей стране резонансных (единичных ли?) случаях мы не видим привлеченных к ответственности должностных лиц. Несмотря на многочисленность случаев отобрания детей за то, что «семья была в социально-опасном положении», или просто уже за то, что «ребенок был без законных представителей» (то есть под присмотром родственников или знакомых), мы не видим ни протестов прокуратуры, ни возбужденных дел о превышении полномочий. Так при чем тут прокуратура? И кого Вы защищаете — детей и семьи или чиновников, использующих свое положение во вред российским семьям и в своих корыстных интересах? При такой диаметральной противоположности взглядов я не вижу для себя возможным принимать участие в «работе» в Вашем Общественном совете. Время требует предельной отчетливости. Если мы проиграем борьбу за семейную стратегию, если семейная политика будет двигаться не интересами родных семей России, а рыночными аппетитами «отбирателей» и «сопроводителей», это будет поражение России, которое мы себе не сможем простить. Жаль, что Вы это так не ощущаете. Мария Мамиконян

[ссылка-4]
http://r-v-s.su/statia/vremya-trebuet-otchyotlivosti
17.04.2017 12:06

Этого не покажут президенту (видео)

Тема из конференции
На III съезде «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) было представлены документальные съемки практики изъятия чиновниками детей из семей в России. Так выглядит ювенальная юстиция, «которой в России нет».
Беременным не смотреть, пожалуйста!
Видео:
https://www.youtube.com/watch?v=g05Hl8Gf5Kc&feature=share
01.04.2016 15:44

Изъяли ребенка-2. Разговор с соседкой "зато теперь тихо"

Тема из конференции
В феврале 2016 года в одном из районов Москвы, по заявлению соседа, из семьи был изъят 5-летний мальчик. Оказалось, что донос написали соседи, проживающие в другом подъезде. Эти соседи при этом даже не были уверены, на каком именно этаже проживает семья.

История об изъятии из благополучной семьи здесь [ссылка-1].

В результате прихода полиции ребенка изъяли как безнадзорного за "антисанитарию" и невыполнение родительских обязанностей. Матери говорят, что на нее заводят уголовное дело. Статью не сообщают. Мальчика уже полтора месяца перекидывают по приютам и больницам Москвы.

Сотрудники Центра по защите семьи "Иван чай" встретились с беспокойными соседями, которые из-за шума заявили в полицию.

РИА ИВАН ЧАЙ: Добрый день.

Соседка: Здравствуйте.

РИА ИВАН ЧАЙ: Можно? Мы сейчас просто рассматриваем случай: детей отобрали вот у Ваших соседей, говорили, по Вашему заявлению.

Соседка: Ну, это не совсем соседи, они в другом подъезде.

РИА ИВАН ЧАЙ: Да-да-да.

Соседка: Этажом ниже.

РИА ИВАН ЧАЙ: Этажом ниже?

Соседка: Да, они, по-моему, на восьмом этаже.

РИА ИВАН ЧАЙ: Но это Вы написали заявление в органы опеки или в госкомиссию?

Соседка: Дело в том, что был… Как, с чего начать-то? Постоянно, очень часто по выходным там, в пятницу вечером раздавался стук детский, крик, музыка там громко, все это. В основном как бы беспокоило то, что в одиннадцать, в три часа ночи кричит ребенок. Это не просто там пять минут покричал, укачали, дальше спит. По полчаса, по сорок минут. Мы вызывали полицию. Муж вызывал полицию. Они не приезжали. Ну, может быть, мы не следили, потому что это ночью происходит. Потом, когда вызвали полицию вот последний случай, потом приходили ко мне полицейские, сказали, что, да, там было безобразное состояние, ребенок весь…

РИА ИВАН ЧАЙ: Нет, вот смотрите, Вы написали заявление или вызывали полицию?

Соседка: Нет, мы вызывали полицию.

РИА ИВАН ЧАЙ: То есть Вы заявление не писали?

Соседка: Нет.

РИА ИВАН ЧАЙ: То есть просто звонили и говорили, что там Вы слышите шум. А сколько раз это было примерно?

Соседка: Полицию вызывали? Ну, наверное, три. Может быть, больше, потому что иногда муж звонил. Я лично не звонила, да, в основном это он звонил. Просто сейчас так вспоминаю, сколько раз это было. Раз они вообще в полиции сказали: «Мы ничего не поедем, пока там никого не убьют». У нас типа другая работа есть. Приходите, пишите заявление. А как писать, мы даже… Ну, он туда ходил, даже разговаривал с матерью.

РИА ИВАН ЧАЙ: Вы с ними разговаривали? Да?

Соседка: Да.

РИА ИВАН ЧАЙ: И что?

Соседка: Разговаривал с матерью, она сказала: «Да-да-да, будем следить за ребенком». И все это опять.

РИА ИВАН ЧАЙ: А у Вас дети есть свои?

Соседка: Да.

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, они не шумят?

Соседка: Ну, сейчас уже шесть там, семь лет. Сейчас уже, конечно, ночью не плачет все-таки.

27ad4ade-ab91-4533-9852-fd22af710eff.jpg

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, Вы знаете, что у них детей забрали?

Соседка: Одного ребенка – да, я знаю. Ко мне из опеки приходили тут.

РИА ИВАН ЧАЙ: И что, они спрашивали что-то?

Соседка: Они то же самое, что и Вы спрашивали: что было, кто звонил, как это часто происходило.

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, вот на сегодняшний день детей изъяли, в смысле ребенка изъяли, они сейчас в детском доме находится.

Соседка: Но это же произошло, по-моему, месяца полтора назад?

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну да, вот до сих пор.

Соседка: До сих пор?

РИА ИВАН ЧАЙ: Конечно. И основания – только вот Ваше заявление. Причем устное, как я понимаю.

Соседка: Понимаете как, мы как реагировали…

37161607-135e-4838-a674-571c9556078b.jpg

РИА ИВАН ЧАЙ: Хотите, сходим, я Вам покажу их квартиру, чтоб Вам было понятно?

Соседка: Я поняла, что там ужасная квартира.

РИА ИВАН ЧАЙ: Нет, там прекрасная квартира. Абсолютно прекрасная.

Соседка: Ну, тогда почему на следующий день ко мне приходили из полиции, показывали фотографии просто убитой комнаты?

784d9ab0-b26b-436b-bc1f-beba560ec23f.jpg
Кухня квартиры, где проживал изъятый мальчик.

РИА ИВАН ЧАЙ: Хотите, я в Вашей квартире сейчас сделаю такие фотографии? Вам понравится.

Соседка: Нет, я не хочу.

РИА ИВАН ЧАЙ: Нет, я имею в виду, что, Вы понимаете, это зависит от того, какой цели добиваются.

Соседка: Я буду рада, если вернут ребенка. Но мы вызывали в связи с тем, что, во-первых, опасались, что там делают с этим ребенком, что происходит…

РИА ИВАН ЧАЙ: Но Вы когда заходили, там была жуткая квартира что ли? Пьяные родители?

Соседка: Ну не пускали там, все закрыто. Мать – да, пару раз видела с пивом все это.

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, пиво у нас вроде еще не состояние безысходности полной как бы, да?

Соседка: Не могу сказать. А Вы думаете, нормальное состояние у ребенка, когда он по часу орет ночью?

РИА ИВАН ЧАЙ: Вы же не знаете, какие у него, какая у него психика и т. д. Вы думаете, у него сейчас нормальное состояние, когда он на психотропных аппаратах находится полтора месяца? Знаете, что такое синдром депривации?

Соседка: Нет.

РИА ИВАН ЧАЙ: Это травма ребенка психическая, которую вообще невозможно потом всю жизнь исправить, от разлучения матери с ребенком.

...

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, жалко, что Вы не хотите этого знать. Вы считаете, что Вас это никогда не коснется.

Соседка: Надеюсь.

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, это же, простите, не очень разумно, потому что Вы несильно от этого больше застрахованы. А даже если так, а совесть Ваша как?

Соседка: А почему Вы меня этим пугаете?

РИА ИВАН ЧАЙ: Я не пугаю Вас, я пытаюсь разбудить в Вас какое-то, так сказать, сочувствие. Понимаете? Потому что Вам шумело, а сейчас ребенок останется сиротой. Если не помочь, его вообще могут передать в приемную семью - просто из-за Вашего звонка. А Вы даже не реагируете никак по-человечески. Спасибо. Всего доброго.

Читать полностью:
http://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/izyali_rebenka_2/?back_url_admin=%2Fbitrix%2Fadmin%2Fiblock_list_admin.php%3FIBLOCK_ID%3D2%26type%3Dnews%26lang%3Dru%26find_section_section%3D95
28.03.2016 11:05

Бэби-боксы: Как долго будут новые попытки и какие?

Тема из конференции
Александр Коваленин, эксперт РВС

На Слушаниях у Астахова 21 марта моё выступление было ближе к концу, когда стало очевидно, что аргументы против ящиков уже никому не нужны, так как все были единодушны. Поэтому я остановился на том, откуда растут ноги у подобных идей. Начал с вопроса, которым открыл Слушания П. А. Астахов: сколько ещё мы будем отвлекать от дела серьёзных и полезных людей на обсуждение таких несерьёзных и необоснованных идей? Я дал свой ответ — ещё года полтора, и попробовал его обосновать.

То есть, конечно, законопроект № 3 мы, уже очевидно, отобьём. Но появится законопроект № 4, № 5, и возможно уже не о ящиках, а о чём-то более простом и циничном для той же цели.

Да, Слушания полностью разбили представление, что детосборники спасают младенцев от убийств. (Один из докладов.) Многие, как показывают беседы с людьми, на это легко поддаются, но это люди, не вовлечённые в спор. А лоббистам прикрываться этим благородным намерением будет теперь очень сложно: надо делать вид, что они ничего не читали и не слушали.

НЕ БРОСАЙТЕ СВОЕГО РЕБЁНКА
Есть надёжная гавань для нежеланных детей. Вы можете отдать малыша безопасно, законно и анонимно в любой приёмный покой больницы или в полицейский участок.
Но это лишь означает, что они отбросят это прикрытие. Вместо соблазнения несчастных человеколюбивых убийц тайным оставлением ребёнка в ящик, они станут предлагать и рекламировать оставление более открытое и свободное.

Во-первых, им будет приятно слизать эту идею (Safe Haven) у американцев. Во-вторых, это дешевле. В-третьих, это проще: лозунг «принесите ваших детушек», «роди и сдай», «роди для богатого» не нуждается в оправдании страшными историями...

И это не просто фантазия: Пояснительная записка к законопроекту (Тюльпанов, Гумерова, Афанасьева, Журавлёв) содержит такого цинизма вдоволь:

…Основными причинами, обуславливающими нежелание или невозможность матери воспитывать ребенка, являются, прежде всего, такие как тяжелое социально-экономическое положение и психологическое послеродовое состояние…

…Следует учитывать, что зачастую отказываются именно от нежеланного ребенка. В связи с этим остается нерешенным вопрос, насколько последнему безопасно проживать в семье, где его не любят…

…Оставление новорожденного в детском боксе не является нарушением принципа семейного воспитания, а выступает в качестве одного из механизмов его реализации…

Это не про убийства... Откровенно говорится про оставление «по социальным показаниям». Народные представители не предлагают помочь бедной (во всех смыслах) матери. А соблазняют: «Ну скажи же, что он нежеланный, ну ты же всё равно не справишься. Отдай в семью получше!» Это у них и называется «реализацией принципа семейного воспитания». Семьи трудно живущего большинства спасать не надо, надо добывать из них детей. Не отобранием, так соблазнением.

Оксана Пушкина, уполномоченный по правам ребёнка в Московской области:

"С другой стороны, очень многие семьи не могут иметь детей и хотят усыновить. Почему мы не должны поставить бэби-бокс, чтобы ребёнок не погиб, а попал в хорошие руки?"

Здесь звучит вовсе не забота о жизни ребёнка — иначе зачем вспоминать хотящих усыновить; разве если бы хотящих не было, то пусть дохнет? Не звучит и «забота о сохранении кровной семьи» — междометие каждого первого соц.чиновника. А явно звучит забота о «хороших руках» — о тех, кому хочется заполучить себе детей.

Так хочется, что я не удивлюсь, если придёт время, когда они ещё будут приплачивать за сданного ребёнка. Как платят родительнице, покупая у неё материнство. Ведь рынок есть рынок: цена всех способов добычи детей должна уравняться!

Потому что эти деньги окупаются. Потому что «хорошим рукам» в отличие от родной матери, платят серьёзные деньги. И они, «замещающие» родную мать, могут жить так, как мечтают многие женщины — то есть воспитывать детей и нигде не работать. Потому что воспитание детей — вы же понимаете? — это и так труд. У них, привилегированных родителей. В отличие от родных, которым надо на детей ещё зарабатывать. А если привилегированные не справляются, то нужно «сопровождение замещающих семей». Только замещающих. «Хороших рук».

Так создан спрос на чужих детей. Который надо удовлетворять.

Но как? В детских домах детей, которых легко раздать «в хорошие руки» уже нет. Значит, надо налаживать добычу детей из семей.
А это огромный комплекс мероприятий, направленных на формирование и удовлетворение рынка замещающего родительства под флагом борьбы с сиротством.

1) Детдома перепрофилировать в «Центры семейного устройства», перевалочные базы.

2) Развивать «ранее выявление неблагополучия». Бесстыдства этого термина никто уже не замечает, привыкли. Надо прийти к вам в семью и доказать вам, что вы неблагополучны. Если после этого не отнять детей, то «поработать с семьёй».

3) Расширять критерии неблагополучия, поводы для прихода к вам в семью. Развивать системы доносов, вводить широкие до бессмысленности понятия насилия. Эмоциональное насилие… психологическое…

Это всё хлопотно, скандально, народ уже угрожать начинает. И всё равно выявленные РВС схемы передачи детей в приёмные семьи [ссылка-1] оказываются громоздкими, долгими и незаконными, с риском загреметь под уголовную статью 154.

А поэтому самое дешёвое, быстрое и, казалось им, нескандальное — устроить так, чтобы народ сам понёс своих детей. Для этого надо только две вещи — не помогать и соблазнять. А кому организовать этот поток, найдётся.

Преподаватель «школы приёмных родителей» рассказала мне, как выпускники её спрашивают: «А нельзя как-то побыстрее ребёночка получить? Может, в роддоме договориться?»

А некоторые НКО-грантоеды занимаются не только обучением приёмных родителей, но одновременно и работой с отказницами.

И в этой связи: случайно ли, что защитники «детских боксов» проговариваются, что им уже не обязательны ящики в шаговой доступности, а достаточно одного на город. И что рекламы ему не обязательно. Казалось бы, как не обязательно, если бы было важно, чтобы о ббб узнала каждая потенциальная убийца?! Но всё понятно, если тому, с кем они поработали, они могут сами показать пальцем — вон, туда сдай!

* * *

Пока будет продолжаться семейная политика, построенная на спросе замещающих родителей на чужих детей, всё новые и новые изобретения для быстрой передачи детей будут вноситься в Госдуму.

До конца действия Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 гг. осталось меньше двух лет.
http://kovalenin.livejournal.com/37037.html
23.03.2016 13:33

Комментарий к ПФЗ о легализации «детских боксов»

Тема из конференции
Комментарий к ПФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации»» (о легализации «детских боксов»)

Людмила Виноградова, юрист - эксперт РВС, член Общественной Палаты РФ, судья в почетной отставке

Федеральный Закон «О внесении изменений в Федеральный закон "Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации", проект которого под № 964592-6 внесён на рассмотрение Государственной Думы Российской Федерации 25 декабря 2015 года, в случае его принятия, будет способствовать нарушению Конституции РФ, федеральных законов и подзаконных актов.

1. В пояснительной записке к законопроекту заявлено о «защите прав детей», однако, не приведено норм, подтверждающих эту декларацию. Так, из Статьи 1 законопроекта следует, что «Органы государственной власти субъектов Российской Федерации, в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации, могут создавать безопасные для жизни и здоровья ребёнка специализированные места для анонимного оставления ребёнка после его рождения, но не более чем до достижения им возраста шести месяцев».

В законопроекте указаны требования к «специализированным местам»: они должны быть безопасными для жизни и здоровья детей. Между тем, не прописан механизм оставления детей в указанных «местах». Само по себе условие «анонимности» не означает, что передача ребёнка в организацию должна происходить тайно, в условиях, исключающих идентификацию личности. Оно лишь свидетельствует о том, что гражданин вправе не предъявлять документов, удостоверяющих его личность. В таком случае предлагаемая норма является избыточной, поскольку действующим законодательством не запрещено оставление ребёнка после родов в медицинском учреждении женщиной, не предъявившей документов. Регламентирована процедура оформления передачи ребёнка в лечебное учреждение, а также – порядок государственной регистрации такого ребёнка в органах ЗАГСа.

Законодательное закрепление возможности анонимного отказа от ребёнка, не являющегося новорожденным, по российскому законодательству обязанного быть зарегистрированным родителями в течение первого месяца жизни, может повлечь непредсказуемые последствия для детей, хаос и неразбериху в работе органов записи актов гражданского состояния, органов МВД и других.

2. Как следует из Пояснительной записки, цель предлагаемых новелл – спасение детей от инфантицида, а также предоставление «иного инструмента защиты жизни и здоровья детей».

Между тем, законопроектом предлагается ввести дискриминационные нормы по возрастному цензу. Непонятна логика разработчиков законопроекта. Если речь идёт о профилактике инфантицида, то российское законодательство ограничило возраст потерпевшего одним месяцем жизни. Если речь идёт о «спасении» детей, находящихся в трудной жизненной ситуации или в социально-опасном положении, то тем более непонятно ограничение возрастом в шесть месяцев. Получается, что более старших детей «спасать и защищать» не нужно.

Между тем, в Статье 1 Федерального закона Российской Федерации от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации", в которую предлагается внести дополнение, определено, что «ребёнок - лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия);».

3. Указанное в законопроекте ограничение по возрасту не только ничем не обосновано, но оно по сути своей абсурдно. Предполагается, что в «специализированных местах» должны будут оставлять детей до шести месяцев. Однако, в законопроекте не предлагается подбрасывающему как-либо подтвердить возраст ребёнка. Законы субъектов РФ в данном случае также не облегчат работу правоприменителей. В отсутствии фейс-контроля и в условиях свободного доступа к «месту», дети будут помещаться туда без документов, не смотря на более старший возраст. Если поступит ребёнок постарше, то, видимо, будет «неучтённым бонусом», поскольку механизм «отказа» организации от такого ребёнка в законопроекте не прописан. В законопроекте не указано, должны ли приниматься какие-либо санкции к лицам, оставившим в «специализированном месте» ребёнка старше шести месяцев, что будет происходить с ребёнком при установлении истинного возраста. Детей невозможно будет вернуть подбрасывателям, поскольку процедура задумана, как «анонимная», а, следовательно, безопасная для преступников, что вытекает из контекста Пояснительной записки. Возникает лазейка для криминальных схем: можно будет оправдаться перед контролирующими органами, что в организацию поступали дети только до полугода, старших детей «не подкладывали», и в отсутствие регистрации детей старше полугода информацию эту будет трудно проверить.

4. При соблюдении условий «безопасности» для подбрасывающего (отсутствие видеонаблюдения над «окном жизни», безлюдное место, не просматриваемое охраной здания и т.п.), совершившего преступление, например, похищение ребёнка, невозможно будет установить преступника, или же работа по его поимке будет затруднена в связи с предлагаемыми мерами предосторожности для сокрытия личностей подкидывателей. Следовательно, они будут уходить от ответственности, а устроители «детских боксов» будут им в этом помогать.

При имеющихся правовых «дырах» в законодательстве, таких, как ст. 14 Федерального закона от 15.11.1997 N 143-ФЗ (ред. от 31.12.2014) "Об актах гражданского состояния", позволяющих регистрировать рождение ребёнка по свидетельским показаниям «очевидца» родов, хищение неучтёных детей и их легализация в чужих семьях будет упрощена.

5. Статья 2 законопроекта № 964592-6 предусматривает изменения в Федеральный закон от 15.11.1997 N 143-ФЗ (ред. от 28.11.2015) «Об актах гражданского состояния», благодаря которым любой подкинутый в «специализированное место» для «ненужных» детей младенец, даже похищенный у своих родителей, окажется безродным в течение 7 дней, после чего с успехом может быть усыновлён в течение одного месяца с переменой имени, фамилии, а так же даты и места рождения, записи в свидетельстве о рождении усыновителей в качестве кровных родителей. После чего искать ребёнка на просторах Российской Федерации будет бесполезно.

Читать далее пп.6-16:
http://r-v-s.su/statia/kommentariy-k-pfz-o-vnesenii-izmeneniy-v-federalnyy-zakon-ob-osnovnyh-garantiyah-prav
07.12.2015 13:05

Ювенальная любовь

Тема из конференции
Выдержки из статьи
"О ней не принято писать. Ее как бы нет. Есть права детей. Есть право ребенка на семью. Но то, что эта семья может быть "профессиональной" - об этом не говорят. Почему "профессиональным" родителям платят зарплату за воспитание детей, а из родных семей изымают за бедность, рассказали газете "Вся Тверь" общественные активисты Алексей Хохлов и Елена Козлова.

Общество имеет право знать, что происходит за кулисами Министерства социальной защиты, ведь прийти могут в каждую семью!
...
А.Х.: Об одном из таких случаев было очень много написано. Одинокая женщина поехала в Москву устраиваться на работу, так как здесь найти ее не могла. За детьми присматривала подруга. В это время в доме случился пожар. Детей забрали в детский дом. На одном из свиданий мать узнала, что у ее сына вырезали почку, хотя никакого диагноза, предполагающего такую операцию, не было. Ребенок, вырванный из рук родителей, оказывается абсолютно незащищенным.

Е.К.: Есть еще более трагичные случаи. Совсем недавно в Новороссийске и Санкт-Петербурге были изъяты из семей грудные младенцы, которые спустя короткое время умерли. Предлоги для их изъятия были надуманными. Угрозы для жизни и здоровья детей не существовало (а по закону только в этом случае возможно изъятие детей без постановления суда). Произошла трагедия, а виновные так и не найдены, потому что дети умерли как бы сами. Никто в органах опеки на момент изъятия не задумался о том, что для грудного ребенка разлучение с матерью – невероятный стресс! Это совершенно бездушная, обезличенная машина, которая под лозунгом защиты прав детей разрушает семьи, калечит их жизни и нарушает право родителей на воспитание своих детей и право ребенка жить и воспитываться в родной семье.

Корр: Почему же такое происходит?

Е.К.: Некоторое время назад заговорили о сокращении числа детских домов. Во многих регионах детдома и интернаты стали закрывать и заменять их на центры временного содержания детей. То есть идея была такова, что ребенок должен жить в семье, пусть даже и патронатной, а «родители» получают зарплату. Это чисто западный подход. Во многих европейских странах и США изъятие детей соцслужбами и дальнейшее их размещение в патронатные семьи стало прибыльным бизнесом. Государство оплачивает работу соцслужб по изъятию детей, приюты (многие из них – частные) получают деньги за временное их содержание, патронатные семьи получают деньги за свою работу «папами» и «мамами». И здесь совершается подмена. Под лозунги о том, что детям в семье лучше (хотя любить детей за деньги – это нонсенс) государство решает несколько задач: снижает расходы на содержание детдомов (а это большие здания, коммунальные расходы, дополнительное образование и т.п.) и «трудоустраивает» тех, кто по каким-то причинам не имеет другой работы. Еще лоббисты патронатных семей любят твердить о том, что детский дом – это закрытая непрозрачная система, хотя это совсем не так. Детские дома очень часто посещают всякого рода проверяющие инстанции. Смогут ли эти инстанции свободно проверять отдельные семьи – вопрос. И здесь уже возможны всякого рода злоупотребления, которые в силу закрытости семьи сложно обнаружить.

Корр.: Если я правильно понимаю, то одним из самых больших изъянов ювенальной юстиции является то, что ребенка могут забрать на основании жалобы соседа, зачастую необоснованной?

Е.К.: Это не единственный изъян. Нарушается презумпция невиновности родителей. Органы опеки действуют так, словно родители заведомо виновны.

А.Х.: Хочу добавить, что ребенка могут изъять из семьи и по жалобе ребенка. Были ли такие случаи, сказать сложно. Информация закрыта. Но уже много лет назад по инициативе «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», создан «Телефон доверия», и он функционирует. На плакатах с номером «Телефона доверия» прямые призывы к доносительству на родителей в виде детских картинок. Папа и мама ругаются? Позвони! У тебя появился братик, на тебя перестали обращать внимание? Позвони! В некоторых школах можно встретить подобные плакаты. А ведь ребенок может позвонить по недомыслию. И в итоге его могут изъять из семьи.

Корр.: Слушая вас, я отчетливо понимаю, что детские дома и интернаты еще не скоро закроют. А ведь наш президент призывал именно к тому, чтобы всех детей разобрали по семьям.

Е.К.: Патронатные семьи чужды нам по духу. Это западный вариант. Как ювенальная юстиция, так и инклюзивное образование. Я затронула инклюзивное образование не случайно. На сегодняшний момент у нас декларируется в школах и детских садах инклюзия, совместное обучение здоровых детей и детей-инвалидов. Но некоторым инвалидам нужны коррекционные программы, соответствующие педагоги. Инвалидам-колясочникам нужны помощники для передвижения по школе. На это требуется финансирование, которое школы позволить себе не могут. Но это еще полбеды. При наличии в классе детей с задержками развития придется опускать планку образовательной программы для здоровых детей. А это уже нарушение их прав. Для всех групп детей-инвалидов в советское время были созданы непревзойденные программы и условия обучения в коррекционных интернатах, которые сейчас являются бременем для бюджета. Не могу не вспомнить опыт Советского Союза. Глухонемых или слабовидящих селили в одни дома, для них строили целые производства. И они находились в комфортной для себя среде. При этом вполне счастливо женились и выходили замуж за вполне здоровых граждан. С социализацией не было никаких проблем.

А.Х.: В Загорске во времена СССР был проведен замечательный эксперимент. Там создали центр обучения для слепоглухих детей. Воспитанием и обучением занялись педагог Мещеряков и философ Ильенков. В итоге четверо воспитанников поступили в МГУ, а один из них стал доктором наук – потрясающий результат! Инвалидам нужен специальный подход, а не инклюзивное образование.

Е.К.: Но вернемся к патронатным семьям. В данный момент наблюдается явный перекос в сторону патронатных (приемных) семей. В то же самое время огромное количество семей живут на грани бедности. Пособие на ребенка для малоимущих граждан около 300 рублей (зарплата патронатного родителя около 18000 рублей). Хочется понять, кому нужно отнимать детей из проблемных семей под видом профилактики неблагополучия, если можно те же деньги, которые платят в виде зарплаты патронатной семье, направить в качестве достойного пособия на детей в родные семьи. Необходимо остановить разрушение российской семьи и возрождать традиционные семейные ценности.

Читать полностью:
http://www.газета-вся-тверь.рф/?p=12010
21.11.2015 20:39

Государство отнимает детей – кто несет ответственность?

Тема из конференции
картинка

Творимый органами опеки произвол неизбежно даст кровавые всходы. Рушатся семьи, ломаются судьбы, калечатся дети… Кульминация – смерть! Она уже пришла. Вопиющее беззаконие опеки и игнорирование любых человеческих норм привели к смерти грудных детей в семьях Тонких и Назаровых. А виноват кто? Кто должен нести ответственность?

Петербургские и красноярские чиновники пытаются отмолчаться, спустить на тормозах. Мол, оно всё само, никто не виноват. Пытаются отсидеться так же, как отсиживаются в других случаях незаконного отобрания детей из семей. Почему незаконного? Да потому, что общественное разбирательство и суд возвращают детей в семьи. Через несколько месяцев, с подорванным здоровьем и психологическими травмами.

Эту тяжелую борьбу ведет общественная организация «РВС» - Родительское Всероссийское Сопротивление. Эксперты РВС констатируют – в 2015 году число обращений резко увеличилось, ювенальный произвол органов опеки растёт. Только вот ответственность за произвол никто не несет! Незаконно отобрали, через суд вернули и сделали вид, что ничего не было.

Пытаются отмолчаться и сейчас, в случае с убийством грудных детей Тонких и Назаровых. Не выйдет! Столь вопиющий случай неизбежно получит общественный резонанс. Но важно поставить вопрос не только узкий, о наказании виновных в этих преступлениях, но вопрос широкий! Вопрос о уголовной ответственности за неправомерное изъятие детей из семей!

Был на пресс-конференции общественной организации РВС, организованной на площадке агентства Regnum.
картинка

Председатель РВС М. Мамиконян, докторант медицинских наук Ф. Буранова, представитель посольства Таджикистана М. Эгамзод, клинический психолог Ж. Тачмамедова, эксперт РВС А. Коваленин, адвокат семьи Назаровых О. Барсуков, родственники пострадавших семей Тонких и Назаровых рассказали холодящие душу детали совершенного преступления. Вы только представьте! Грудных детей буквально вырывали у матерей из рук. Отказывались оформлять срочное опекунство ближайшим родственникам, не разрешали матеря увидеть отобранных и помещенных в больницы детей.

В результате, ребенок семьи Назаровых погиб в больнице через 12 часов после изъятия. Официального заключения нет! Слитое в сеть якобы-заключение без печатей и подписей не выдерживает критики (докторант Ф. Буранова специализирующаяся на проблематике цитомегаловируса камня на камня не оставила от «якобы-заключения»), участники соучастники преступления путаются в показаниях.

Ребенок семьи Тонких погиб на шестой день после изъятия. По первому заключению – погиб от внутричерепной гематомы, вызванный двумя ударами тупых предметов. Поняв, что подписали себе приговор, заключение было быстро переписано преступниками на кровоизлияние в мозг. Это у здорового-то ребенка!! Его здоровость подтверждается всеми! Начиная от матери и заканчивая заключениями врачей больницы, куда его поместили. Сейчас чиновники закрылись от любых контактов с общественностью и прессой, пытаются отсидеться, мол рассосётся всё само. Не рассосется!
картинка

Родственница семьи Тонких

Видеообращение на пресс-конференцию прислал и уполномоченный по правам ребенка РФ П. Астахов (к сожалению, на конференцию он приехать не успел, т.к. известие о её проведении застало его в служебной командировке). Так вот, Астахов прямо требует пересмотреть роль органов опеки в отношении семьи. Нужны системные решения проблемы!
картинка


И эти системные решения есть! Законопроект подготовленный экспертами РВС и неравнодушной общественности. Только вот благодаря ювенальным лоббистам из Совета по правам человека (СПЧ) законопроект «О срочных мерах укрепления семьи» уже два года лежит на полке «думского рассмотрения». А он включает в себя принципиально важные и понятные каждому положения:

Уголовная ответственность за незаконный (без решения суда) отбор детей;

Уголовная ответственность за незаконный отказ вернуть отобранного ребенка;

Обязательная необходимость судебного подтверждения незамедлительного изъятия ребенка (незамедлительное изъятие применяется в случаях непосредственной угрозе жизни и здоровью);

Судебное подтверждение лишения родительских прав.

Творимый органами опеки социальный геноцид необходимо пресечь решительным образом! В противном случае, леденящие кровь случаи будут всё чаще и чаще.

Дети – будущее России, а традиционная семья – основа российского общества. Поэтому повторю ещё раз – я требую уголовного наказания за неправомерный отбор детей из семьи! Требую!
http://kerb.livejournal.com/141004.html
21.11.2015 17:24

Навашинский суд встал на сторону семьи.

Тема из конференции
картинка

Сегодня, 19 ноября 2015 года, закончился судебный процесс о лишении родительских прав Коченковой Жанны Алексеевны. Это был не простой процесс. Долгие три месяца, являясь доверенными лицами ответчика, представители Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» продолжали защиту семьи Коченковых. Навашинский районный суд, рассмотрев все материалы дела, вынес решение об отказе в удовлетворении иска о лишении Коченкову Жанну Алексеевну родительских прав. О ходе процесса я уже писал здесь [ссылка-1] и здесь [ссылка-2].

Последнее, вернее крайнее, заседание суда длилось 2 дня. Стороне ответчика пришлось довольно быстро, а поэтому бегло, знакомиться с вновь поступившими по запросу суда документами. И буквально на ходу вновь выстраивать линию защиты. Прения сторон 18 ноября были остановлены на перерыв в 19.00. Это был просто стайерский забег на длинную дистанцию, потому, что ровно в 8.00 утра 19 ноября заседание продолжилось.
Уже перед самым завершением прений сторона ответчика вновь обратилась к представителям истца с просьбой изменить исковые требования, снизив их до уровня ограничения родительских прав. Этот вопрос был поднят не случайно. Решалась судьба двух малолетних детей, именно с заботой об их будущем и в особенности тех последствий, которые повлекут за собой лишение родительских прав их матери, вновь и вновь заставляло защитников семьи взывать к человеческой совести противоположную сторону. Сторона истца отвечала стандартными фразами и заверением, что все возможное для детей будет сделано. Однако механизм выполнения своего заверения здесь же, в зале суда, огласить не могли. Сообщив суду, что у них коллегиальный орган и за всех присутствующие в зале отвечать, не могут. В переводе на простой и всем понятный язык это означает, что никто ни за что не отвечает.
Суд, рассмотрев все доводы и действия защиты, встал на сторону семьи. Важно отметить, что наши товарищи не только выстраивали защиту в суде, а кроме этого планировали и проводили работу с Коченковой Жанной, в том числе и повышения ее интеллектуального уровня. Ко всему прочему, поддерживая ее желание в дальнейшем получить педагогическое образование – начали проводить дистанционные репетиторские занятия. Их проводит наш товарищ на безвозмездной основе, договор также был предоставлен на обозрение суда.
Мы боролись за эту семью, и суд принял во внимание наши усилия. Своим решением суд оценил не только нашу работу в зале суда с материалами дела, но и каждодневную работу с семьей вне судебного процесса, которая была направлена на поддержку семьи Коченковых и ее окружения. Теперь все жители (или как их называют в опеке «контингент») дома 2 по улице Трудовая знают, что у них есть свой юрист.
Это еще не конец истории, наша общественная организация РВС продолжит работу в славном городе Навашино.
http://eot-su.livejournal.com/2131401.html
18.11.2015 18:39

Пресс-конференция: государство отнимает детей — кто отвечает за их жизнь?

Тема из конференции
Социальные службы должны ответить за гибель неправомерно изъятых детей

картинка


В четверг, 19 ноября, в 12.00 в пресс-центре ИА REGNUM (адрес: 119 072, г. Москва, Берсеневский пер., д. 2, стр. 1. Телефон: +7 495 645-80-75) состоится пресс-конференция председателя Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» Марии Мамиконян.

Пресс-конференция посвящена двум недавним трагическим случаям с гибелью детей в Санкт-Петербурге и Краснодарском крае.

В Санкт-Петербурге полиция отобрала прямо из рук матери, не имевшей миграционных документов, здорового пятимесячного мальчика, Умарали Назарова. Прибывшей на место событий бабушке ребёнка, несмотря на наличие документов, позволявших оформить срочную опеку, малыша не отдали. Вместо этого, незаконно объявив его безнадзорным, Умарали поместили в спецбольницу, где обнаружили мертвым поздно вечером.

Ранее в Краснодарском крае так же внезапно умер в больнице отобранный у матери трехмесячный Родион Тонких, тоже поступивший в больницу с отметкой «практически здоров».

Появление случаев изъятия детей с их смертельным исходом — закономерное следствие расширения практики рейдов по семьям. В «Родительском всероссийском сопротивлении» (РВС) давно настаивают на введении уголовной ответственности за незаконное отобрание детей у родителей. Закон об ответственности за неправомерное вмешательство в жизнь семьи, об ответственности за жизнь и здоровье ребёнка в случае его изъятия, должен быть принят как можно скорее.

На пресс-конференции выступят адвокаты и общественные защитники пострадавших семей, эксперты РВС, врачи, члены семей, потерявших детей в результате противоправных действий проювенальных социальных служб.
http://regnum.ru/news/polit/2013366.html
15.11.2015 15:26

Зловещий Югендамт в Челябинске…

Чиновники Челябинска догоняют небезызвестный Югендамт в технологиях хищения детей у тех, кто дал им жизнь – у родителей.

Наблюдая за расползающейся по стране ювенальной юстицией, начинаешь понимать, что более мягкого варианта, нежели на Западе, ювенальной юстиции для России ждать не приходится…

В конце октября этого года к нам обратилась Ольга Николаевна. Люди, представившиеся сотрудниками опеки, похитили у нее 7-месячную внучку Олю.

Дело в том, что мама семимесячной Оли — несовершеннолетняя. Согласно нашим законам, несовершеннолетние родители вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими возраста шестнадцати лет. До этого времени ребенку может быть назначен опекун, который будет осуществлять его воспитание совместно с несовершеннолетними родителями.

В данном случае Ольга Николаевна, родная бабушка малышки, оформляла документы на опеку, потому-то она и открыла дверь людям, представившимися сотрудниками этого учреждения, решив, что им нужна дополнительная информация об условиях проживания внучки.

Но события развернулись совсем по-иному. Эти люди, не предъявив никаких документов, сообщили бабушке, что они забирают ребенка, так как бабушка вовремя не оформила опеку и поэтому она НИКТО, мать ребенка тоже НИКТО, а ребенок — государственный! Бабушка запротестовала, сказав, что поедет вместе с ними, на что ей ответили: «Собирайте вещи девочки, мы вас дождемся внизу и все вместе поедем в больницу». Однако через пару минут бабушка, выбежав на улицу с наспех собранными вещами и бутылочкой, ни людей с ребенком, ни их машины не обнаружила…

Бабушка и несовершеннолетняя мать в тот же день обратились в свою районную опеку, где им также сообщили, что они ребенку теперь НИКТО, так как вовремя не оформлена опека. Вот так органы опеки трактуют формулировку «ребенок, оставшийся без попечения родителей». На вопрос, в какую больницу увезли внучку, было сказано: «Вам незачем это знать». Когда родственники спросили об оформлении разрешения на посещение малышки в больнице, им было отказано.

Бабушка обратилась в РВС.

Далее произошло много событий: было взаимодействие с опекой, каждый шаг которой можно оспаривать в прокуратуре и суде. Общение с минздравом по поводу того, что по закону мать ребенка, не лишенная и не ограниченная в правах, имеет право находиться с ним в стационаре, однако в данном случае это право матери не позволили осуществить. Обращение в министерство социальных отношений, которое «надавило» на опеку для выдачи разрешения матери навещать ребенка в больнице...

Направлены письма прокурору города и в районную прокуратуру, будет подано исковое заявление в суд.

Сколько времени уйдет на доказательство того, что родные бабушка, мать и внучка — это одна семья, сказать трудно. Что станет со здоровьем маленькой Оли? Неужели органы опеки могут выполнять лишь надзирательную и карательную функцию, вместо реальной помощи семье?

Маленькая Оля, которая уже почти 3 недели находится вне дома, похудела, перестала улыбаться и гулить (до этого была очень улыбчивым и жизнерадостным ребенком), стала слишком тихой и спокойной.

Мы предаем огласке данный случай для привлечения внимания общественности к этому беспределу и беззаконию, сравнимому с действиями немецкого Югендамта и норвежского Барневарна. Мы очень обеспокоены тем, что данные действия органов опеки трактуются как якобы законные, а значит, могут тиражироваться и разрушить не одну семью…

Екатерина Забачева, РВС
http://r-v-s.su/statia/zloveshchiy-yugendamt-v-chelyabinske-0
15.11.2015 15:20

Разлучение ребенка с матерью – угроза его жизни

Тема из конференции
Больше месяца прошло с того дня, как умер Умарали Назаров – пятимесячный таджикский мальчик. Сотрудники ФМС задержали его мать, Зарину Юнусову, на квартире, где она проживала, и доставили ее с сыном в полицейский участок, так как у них не было документов. Там ребенка у женщины отобрали. Документы – паспорт матери и свидетельство о рождении – находились у бабушки, она привезла их в полицейский участок практически сразу (свидетельство о рождении Умарали упоминается в акте «об изъятии подкинутого или заблудившегося ребенка», который составила инспектор ПДН Алексеева, отнимавшая ребенка). Регистрация Зарины была просрочена, и женщину отправили для оформления документов в суд. Ребенка не отдали ни ей, ни бабушке, привезшей документы. Его отвезли в больницу им. Цимбалина, где он был осмотрен и принят с диагнозом «практически здоров».

После вынесения постановления Октябрьского суда города Петербурга о выдворении Зарины с самостоятельным выездом из России, она безуспешно пыталась получить ребенка обратно у Алексеевой, которая его отобрала. Алексеева отправила Зарину домой, пообещав, что ребенка она сможет забрать утром. А утром семье сообщили о смерти мальчика. Умарали скончался через 12 часов после разлучения с матерью. По факту смерти ребенка возбуждено уголовное дело, Зарина признана потерпевшей. Тем не менее, ей необходимо покинуть страну, хотя расследование о смерти ее сына еще не окончено. Судья на апелляционном заседании после двухчасовых слушаний не предоставила заключительного слова (возможности прений) ни Зарине, ни ее общественным представителям (адвокатам) и даже не потрудилась сделать вид, будто размышляет и осмысливает прозвучавшую информацию, – она практически сразу же зачитала решение об оставлении в силе постановления о выдворении матери погибшего ребенка из России.

В расследовании дела много странного. Так, в СМИ публикуются сведения, что причиной смерти мальчика является генерализованная цитомегаловирусная инфекция, однако результаты экспертизы, устанавливавшей причину смерти, до сих пор не предъявлены ни Зарине, ни ее мужу (отцу ребенка), ни адвокатам Зарины. Вместо этого следователи пытаются насильно взять образцы крови родителей для исследования на наличие этого вируса. Создается впечатление, что установка следователей – найти причину смерти ребенка в родителях еще до того, как будет подписана экспертиза. И цитомегаловирус очень удобный повод. Ведь носителями этого типа герпеса являются от 40 до 90% населения, причем у человека с нормальным иммунитетом наличие этого вируса никак не проявляется. Только в случае ослабления иммунитета возможно обострение инфекции с тяжелыми последствиями.

Странно, что следователи не проверяют правомерность отобрания ребенка. Как может ребенок быть подкинутым или заблудившимся, если он найден у себя дома, где проживал вместе с матерью? Почему ребенка не отдали бабушке, которая привезла его свидетельство о рождении и у которой с регистрацией все в порядке? Для отбирания мальчика из семьи не было никаких оснований.

А между тем, именно разлучение с матерью может повлиять на способность ребенка сопротивляться инфекции. Ребенок развивался нормально, был привит (последняя прививка была сделана в августе). Если он был инфицирован цитомегаловирусом, то вирус не проявлялся до отобрания ребенка от матери (т.е. иммунная система малыша совместно с пассивным иммунитетом, предоставляемым с грудным молоком, с этим вирусом справлялись). В противном случае в больнице педиатр при осмотре отметил бы признаки ОРВИ. Однако при поступлении ребенка в больницу было дано заключение «практически здоров», то есть ни увеличенных лимфатических узлов, ни температуры, ни признаков слабости у ребенка не было. Если он умер от цитамегаловирусной инфекции, то активировался вирус уже в больнице, после отобрания от матери. И причиной этого может быть все что угодно – стресс из-за лишения матери, переохлаждение, отсутствие грудного молока (известно, что до полугода в грудном молоке присутствуют иммуноглобулины, являющиеся пассивной иммунной защитой ребенка).

В любом случае вопрос наличия рядом с ребенком матери является ключевым. Будь мать рядом, она вовремя заметила бы, что у него поднимается температура или что он стал вялым и слабым, дышит необычно. Т.е. отнятие от матери мало того, что ослабляет ребенка, так еще и увеличивает риск нераспознавания вовремя признаков болезни. Уже известны случаи, когда отобрание службой опеки ребенка от матери приводило к болезни ребенка. Например, у Валерии Воротынцевой отобрали здорового сына, а вернули через две недели больным – с бронхитом и нарушенным пищеварением, им пришлось лечь в больницу. Были также, к сожалению, и случаи со смертельным исходом отобрания ребенка: у Виктории Тонких отобранный органами опеки здоровый трехмесячный малыш умер в больнице через несколько дней.

И поскольку трагические последствия разлучения ребенка с матерью не единичны, нужен закон, устанавливающий ответственность за незаконное изъятие детей. Люди, исполняющие функции полиции или опеки, обязаны знать, что отобрание ребенка от матери без оснований создает угрозу здоровью и жизни ребенка. И они должны отвечать за неправомерные действия.

Члены Центрального Совета РВС Ольга Горянина, Олег Барсуков (Адвокатская палата СПб)

Блог представителя потерпевших: [ссылка-1]
http://r-v-s.su/statia/razluchenie-rebenka-s-materyu-ugroza-ego-zhizni
09.10.2015 00:29

Ребёнка могут отнять у любой семьи: как это делается

Тема из конференции
Вместо конституционной обязанности по защите семьи система государственной опеки разворачивается в сторону отобрания детей из трудно живущих семей в пользу богатых опекунов, считает эксперт общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) Александр Коваленин

Как члену Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС), мне приходится разбирать жалобы родителей на органы опеки в случаях помещения детей без согласия родителей в учреждения или на невозвращение детей родителям по их требованию. Работая с документами, в том числе в качестве представителя родителей в органах опеки и в судах, я увидел в разных делах одну и ту же цепочку «незаконных действий по передаче детей под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи», как это называется в тексте статьи 154 Уголовного кодекса.

Такие схемы не могли не возникнуть, коль скоро в семейную сферу вторгся взгляд, что трудно живущие семьи сами виноваты в своих трудностях, и спасать надо не семьи, а детей из них, в том числе путём передачи более благополучным «замещающим» родителям. Этот взгляд вписывается, с одной стороны, в идеологию многоэтажного человечества, по которой «нижний этаж» не стоит заботы, а с другой — в идеологию рыночного регулирования всего. Соответственно, стал искусственно создаваться рынок содержания детей (пока регулируемый государством) путём ускоренного (норматив — 80 часов) обучения «замещающих родителей» и назначения им выплат на каждого ребёнка в десятки раз больше пособия по малообеспеченности.

...

Общая схема незаконных действий по реализации спроса на чужих детей такова:

1. Ребёнок помещается в госучреждение после рейда участников системы профилактики в случае какого-нибудь неблагополучия (беспорядка, шума, употребления алкоголя), но при отсутствии непосредственной угрозы жизни и здоровью ребёнка (ст.77 Семейного кодекса РФ — далее СК РФ) или признаков его безнадзорности (ст.21 ч.2 п.1 Закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»), то есть когда законные основания для насильственного перемещения ребёнка от родителей в учреждение отсутствуют. Часто при этом, для легализации нахождения ребёнка в учреждении под предлогом необходимости этого для предоставления ему ухода и питания родителей уговаривают подписать просьбу о добровольном помещении ребёнка в учреждение.

Такие факты можно установить путём сопоставления дат: дата помещения ребёнка в детское учреждение оказывается раньше даты просьбы об этом со стороны родителей. (Бывают и случаи, когда родитель действительно добровольно отдаёт ребёнка в учреждение, но после этого попадает под незаконные действия органа опеки, описанные ниже). Такое добровольное помещение ребёнка — это предусмотренная ст.155.1 ч.2 СК РФ форма помощи государства родителям, находящимся в трудной жизненной ситуации по уважительным причинам, при которой родители не теряют родительских прав и значит, должны иметь возможность забрать своего ребёнка по первому требованию.

2. Не знающим этих своих прав родителям, вопреки ст. 63, 68 СК РФ, руководство учреждения не отдает детей по их просьбе, а предъявляет незаконное требование о сборе документов для этого, которое можно предъявлять только для оформления опекунства или усыновления — справки о здоровье, о зарплате, акт обследования материально-бытовых условий. Последний подписывает сама опека, от неё зависит, какое дать заключение.

3. Пока ребёнок ещё находится в учреждении, орган опеки обращается к третьим лицам (КЦСОН, НКО) за их субъективной оценкой целесообразности «работы по возвращению ребёнка в семью»...

4. По закону (ст.123 СК РФ), чтобы орган опеки начал устраивать ребёнка под опеку, он должен присвоить себе такое право, признав ребёнка «оставшимся без попечения родителей» (ст.121 ч.1 СК РФ). Такой статус означает, что с родителями что-то случилось или они уклоняются от воспитания ребёнка. В качестве примера уклонения в указанной статье приводится отказ забрать ребёнка из учреждения.

На деле орган опеки присваивает ребёнку статус при отсутствии требуемых указанной статьёй оснований, то есть когда родители не только не уклоняются от воспитания ребёнка, но добиваются возврата ребёнка...

5. В частности, не фиксируется и отказ родителя от воспитания ребёнка, который мог бы служить основанием для присвоения статуса.

6. Игнорируется требование ч.5 ст.10 Закона № 48-ФЗ от 24 апреля 2008 г. «Об опеке и попечительстве», устанавливающей, что «бабушки и дедушки, совершеннолетние братья и сестры несовершеннолетнего подопечного имеют преимущественное право быть его опекунами или попечителями перед всеми другими лицами». Орган опеки не обращается к перечисленным родственникам ребёнка, что легко установить по отсутствию у органа опеки зафиксированного отказа всех перечисленных родственников ребёнка принять детей под свою опеку.

7. Несмотря на невыполнение указанных требований (нет акта о присвоении статуса, отказа родителей, отказа родственников), орган опеки передаёт ребёнка под опеку, что и образует эпизод преступления, в случае неоднократности такого деяния. Это делается без согласия, даже без извещения родителей (ведь они ещё не лишены родительских прав), то есть с нарушением и ст.64 (родители — законные представители детей), ст. 63 (преимущественное право родителей) СК РФ. Всего, таким образом, передача детей под опеку производится с нарушением до 4 статей СК РФ (не считая ст. 1 — невмешательство во внутренние дела семьи) и статьи Закона об опеке и попечительстве.

Этот способ передачи детей из родных семей в замещающие фактически означает внесудебное лишение родительских прав.
Читать далее и полностью:
http://regnum.ru/news/society/1986857.html
Реклама





Метки сообщений

Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

© 2000-2018, 7я.ру, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35954.

АЛП-Медиа, 7ya@alp.ru, http://www.7ya.ru/

Перепечатка сообщений из конференций запрещена без указания ссылки на сайт и авторов самих сообщений. Перепечатка материалов из прочих разделов сайта запрещена без письменного согласия компании АЛП-Медиа и авторов. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Права авторов и издателя защищены. Техническая поддержка и ИТ-аутсорсинг осуществляется компанией КТ-АЛП.

24.09.2018 08:02:48

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!