Зачем нам такие уполномоченные? По итогам слушаний в ОП РФ по ювенальному случаю семьи Панковых

*** Тема анонсирована в конференции "Общество"
Видео слушаний: [ссылка-1]

Пока уполномоченным по правам ребёнка в России был Павел Астахов, ещё можно было понять, зачем нужен этот институт в нашей стране. Этот человек действительно защищал детей. После того как в результате травли либероидов он был фактически принудительно отстранён, а его место заняла Анна Кузнецова институт уполномоченных по правам ребёнка оказался окончательно дискредитирован!

Сама Кузнецова замазалась по полной в «финском опыте», то есть предлагает нам перенимать практику Финляндии – одной из самых лютых ювенальных стран. Да и на местах уполномоченные по правам ребёнка – «пятая нога». Так например в свердловской области региональный детский омбудсмен Игорь Мороков занимается тем, что посылает наверх бодрые рапорты о якобы отсутствии ювенальной юстиции. Ну то хоть ладно… как в песне Высоцкого…: «Толку было от него, как от козла молока, но вреда однако тоже никакого». Но вот уполномоченный по правам ребёнка в Башкирии Милана Скоробогатова – натуральная вредитель. Тоже касается и многих других омбудсменов, которые либо просиживают штаны, либо прямо работают на внедрение ювенальной юстиции в России.

А потому, мы, как активные граждане нашей страны обязаны заявить: Долой бесполезных и бессмысленных «уполномоченных» по правам ребёнка!

Подробности:

Слушания в ОП РФ по ювенальному случаю семьи Панковых [ссылка-2]

Оснований считать, что ребенок находился в «социально-опасном положении» в семье Панковых, у органов опеки не было. Такой вывод сделали эксперты на слушаниях в Общественной палате РФ 11 января - сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

В ОП РФ состоялись слушания по спорным случаям изъятий детей из семей, в ходе которых обсудили нашумевший в СМИ ювенальный случай из Башкирии, когда ребенок-инвалид был изъят у опекуна Оксаны Панковой. Основания для изъятия были незаконными, что было установлено в суде. Семье из-за действий опеки удалось вернуть девочку только через год.

Адвокат семьи от ОП РФ, изучив материалы дела, заключил, что никаких дополнительных проверок по выявлению «социально-опасного положения» в семье проведено не было. Органы опеки сделали такие выводы только на основании того, что муж опекуна имеет судимость 7-летней давности. Это было главным доводом органов опеки, который не может считаться основанием для изъятия. Мнение ребенка, который хотел остаться в семье, не учитывалось.

Резко высказался адвокат, представитель общественной организации «Родительское Общественное Сопротивления» (РВС) Олег Барсуков, который оказывал юридическую поддержку семье и отстаивал их права в суде:

«Происходит отхват, отжим ребенка (имеется ввиду случай семьи Панковых — прим. ИА Красная Весна), и происходит это потому, что практика ювенальной юстиции в нашей стране до сих пор не остановлена и не пресечена законом. Вместо этого наш омбудсмен Анна Кузнецова привозит нам финский опыт отобрания детей. И вместо того, чтобы наказывать ювеналов, ОП РФ и ее председатель Юлия Зимова все ищут причину отобрания ребенка у конкретной семьи и фактически сводят слушания к профанации».

Также отметим, что хотя в ОП РФ и подняли на обсуждение данный случай, дальше рекомендаций Куюргазинской администрации оставить семью Панковых в покое содействие ОП РФ никак не развилось. Панковы и РВС настаивают на том, чтобы в отношении органов опеки Куюргазинского района было открыто уголовное дело.

Помимо всего прочего, главный инспектор органов опеки, которая изымала ребенка, так и не принесла свои извинения. Более того, она попыталась возбудить уголовное дело в отношении Оксаны Панковой, обвиняя ее в том, что она якобы незаконно распоряжалась деньгами, выделяемыми государством на ребенка. Однако прокурорская проверка не подтвердила данный факт, что было установлено в ходе обсуждения в ОП РФ.

Напомним, в Куюргазинском районе Республики Башкортостан органы опеки лишили Оксану Панкову временной опеки над двенадцатилетней девочкой-инвалидом с пороком сердца, а самого ребенка раньше положенного срока изъяли из лечебного санатория и направили в приют. С этого момента началась борьба семьи за девочку.

В начале семья обратилась к УПР РБ Милане Скоробогатовой за помощью. Добившись личной встречи, детский омбудсмен поначалу возмутилась действиями Куюргазинской администрации, а после пообещала собрать комиссию для рассмотрения дела. Однако в последующем от Скоробогатовой не было ответа, попытки связаться с ней были безуспешными.

Поняв, что возвращение ребенка в семью не продвигается, Панковы затрубили тревогу и обратились в РВС. Активисты и адвокат РВС собрали необходимую информацию и, будучи абсолютно уверенными в своей правоте, подали в суд на Куюргазинскую администрацию. Суд длился больше месяца. 9 июня 2017 года все доводы органов опеки, приведенные в постановлении, были обжалованы и признаны судом незаконными.

Несмотря на это, суд не удовлетворил требование Панковой о возвращении ребенка в семью, так как ребенок на момент судебных разбирательств был переведен в другой административный центр, из которого впоследствии девочку перевели в районную администрацию города Стерлитамак. Там Панковы еще раз подали в суд, только теперь на удочерение. 14 ноября 2017 года Стерлитамакский городской суд РБ удовлетворил иск Панковых об удочерении ребенка.

Эта вопиющая история наглядно показывает, что ювенальная юстиция как институт в России уже оформилась. Девочку удалось отбить с большим трудом, самоотверженной борьбой активистов РВС, с участием адвокатов, федеральных и региональных СМИ.
12.01.2018 19:49:19, Trotter





Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

10.12.2018 08:22:46

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

18+
Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!