Мать-одиночка

18.09.2017 13:00

Эксперт: ювенальные технологии переформатируют наше общество через молодежь

Тема из конференции
"Сегодняшние дети завтра - родители." Видео (9 минут): [ссылка-1]

О необходимости обсуждать модели политики в области семьи и детства, альтернативные ювенальной юстиции, заявил член гражданской ассамблеи Красноярского края, секретарь общественного совета по защите прав ребенка в Красноярском крае Андрей Никитин 12 сентября на круглом столе «Предложения по совершенствованию семейного законодательства с целью искоренения неправомерного вмешательства в семью („ювенальной юстиции“)» в Общественной палате (ОП) России.

Общественник сообщил о планах продвижения ювенальной юстиции в Красноярском крае: ювенальную юстицию планируется продвигать не сверху вниз, то есть, не после принятия определенных федеральных законов, а снизу-вверх, когда «лучшие практики» и лучшие «региональные эксперименты» органов соцзащиты и ведомств будут обобщены в Федеральном законе о ювенальной юстиции в поправках к ряду других законов.

При этом в Красноярском крае готовятся ювенальные специалисты, более 300 человек, создана соответствующая ювенальная служба.

Продвижение ювенальных технологий проходит в рамках проектов центра молодежной политики и на базе молодежных площадок. Таким образом, молодежь впитывает, принимает как должное ювенальные идеологические установки работы с семьей, а когда, не позднее чем через 5 лет, эти молодые люди придут в профессию, на работу в социальные службы, общество окажется в существенной степени переформатировано.

Правозащитник подчеркнул, что лоббисты ювенальной юстиции относятся к ней не как к набору инструментов поддержки семьи, а как к составной части усилий по переформатированию нашего общества.

В этой связи Никитин заявил, что рыночная, маркетинговая, ювенальная парадигма уже охватила всю государственную вертикаль. Тем не менее есть специалисты, которые являются приверженцами традиционного отношения к семье. Однако эти специалисты тоже вынуждены работать в рамках сложившейся ювенальной парадигмы.

Правозащитник уверен, что для помощи этим специалистам необходимо «снять табу» с обсуждения моделей семейной политики, альтернативных ювенальной юстиции, и инициировать на федеральном уровне обсуждение тех ключевых вопросов, в которые «упирается» любой вопрос воспитания или семейной политики: какой образ будущего у нашей страны? Каких детей мы хотим вырастить?
06.06.2017 13:27

Главный мотор "ювенальщины" — вице-премьер Ольга Голодец

Тема из конференции
– Правительство замалчивает реальное число изъятых детей;
– «Ювенальщину» в России насадила и внедрила Ольга Голодец;
– создана целая система по отъему детей;
– ТАСС даёт в заголовок новости цифру изъятых детей, уменьшив её в 100 раз;
– Мизулина предъявляет обвинение в фальсификации.

30 мая в ТАСС состоялась пресс-конференция, посвященная презентации итогового альтернативного доклада с анализом российской практики изъятия детей из семьи и избыточного вмешательства органов опеки и попечительства.Доклад "Ювенальная юстиция: современный вызов России и миру" был подготовлен в соответствии с поручением президента России Ассоциацией родительских комитетов и общественными организациями. Было осуществлено четыре независимых мониторинга.

С самим докладом выступила заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина. Она рассказала о механизмах действующей в России ювенальной системы, предложениях по изменению ситуации и анализе практики изъятия детей.
Видео доклада: [ссылка-1]
Не коротко, но очень познавательно.

Доклад не случайно назван «альтернативным» - Елена Мизулина, вместе с родительскими организациями, готовила его потому что и сомневается в объективности чиновников Правительства — которым Президент, как раз, поручил отчитаться о ситуации с изъятиями. В итоге, доклад был сделан с помощью Общественного уполномоченного по защите семьи в Петербурге , АРКС, РВС и «Иван чая», а также запросов в Росстат, и другие федеральные и региональные органы власти.

Результаты превзошли все ожидания. Выяснилось, что в России к 2016 году не просто введена ювенальная юстиция на уровне законов и подзаконных актов—но из российских семей уже изымается по 309 тысяч детей в год. Формирование этой системы проводилось по западным методичкам—многие из которых отражены в действующей с 2012 года «Национальной стратегии действий в интересах детей».

«Ювенальщину» в России насадила и внедрила Ольга Голодец

Главным «мотором» антисемейных преобразований социальной сферы РФ является вице-премьер Ольга Голодец. Именно с ее подачи была узаконена система мер по «профилактике социального сиротства», меры гос поддержки социально-ориентированных НКО, внедрен принцип межведомственного взаимодействия (в результате чего детские садики, школы и неотложка оказались вовлечены в ювенальный круговорот, превратившись в потенциальный источник опасности для семьи), произошла стандартизация социальных услуг и т.п.

Елена Борисовна объяснила, откуда взялась ее цифра в 309 тысяч изъятий и почему правительственные чиновники, а равно и Уполномоченным по правам ребенка Анна Кузнецова, говорят всего о 3200 изъятий. Оказывается, чиновники ограничиваются детьми, изъятыми по ст. 77 Семейного кодекса (угроза жизни или здоровью). При этом чиновники лукаво умалчивают о 270 тысячах 684 детях, которых «поместили под надзор» (по факту, в большинстве случаев—просто заставили родителей путем шантажа отдать детей для «временного» помещения в детдом, передает РИА "Катюша".

Половина таких деток в конечном итоге возвращается домой—однако сам факт разлучения их с родителями наносит им огромную травму. Также чиновники не учитывают 38 тысяч 757 детей, которых изъяла (данные за 2015 год) полиция в связи с «отсутствием родительского попечения». Только треть из этих детишек—сироты, а остальные — т.н. социальные сироты, т.е. дети у которых есть родители . Как это толкуют на практике полицейские, известно: в ряде регионов все чаще стражи порядка отнимают детей у бабушек и дедушек—т.к. те не являются законными представителями ребенка, что иногда приводит к таким трагедиям, как дело годовалого Умарали Назарова, которого отобрали у матери в присутствии бабушки по «акту о безнадзорности». В результате преступных действий полицейских малыш погиб, но ни один подонок в форме не понес наказания.

В Россси создана целая система по отъему детей
По словам Елены Мизулиной, в России создана целая система органов, заинтересованных в увеличении количества изъятий детей—своеобразный Сиротпром-причем Правительство, ничтоже сумняшеся, оправдывает свои ювенальные инициативы стремлением «сохранить кадры и инфраструктуру» (цитата из постановления Правительства №481 от 24 мая 2014 года»).

Одним и результатов работы Правительства является страшный перекос в сторону поддержки приемных семей и детдомов, на которые государство тратит, из расчета на одного ребенка, в 23 раза больше средств, чем на ребенка в кровной семье (более 14 млн на одного ребенка по сравнению с 616 тыс в кровной семье).
В детские дома государство вкладывает в 23 раза больше, а в приемные семьи – в 11 раз больше, чем в кровные:
картинка


«Система профилактики обходится государству в триллионы рублей» - заявила Елена Мизулина, констатировав что нашей стране срочно нужна «перезагрузка всей системы», чтобы центры помощи начали работать не на выявление «раннего неблагополучия», а на помощь родной семье - и то, только по заявлению самих родителей.

После окончания пресс-конференции, ИТАР-ТАСС опуликовал новость, в которой грубейшим образом исказил слова сенатора Елены Мизулиной, занизив количество изъятий детей в 100 раз, с 309000 до 3200. В заголовке и первых абзацах упор делается на этой цифре. После указания на "опечатку" исправлять отказались. Видео: [ссылка-2]

картинка


«Реальная цифра изъятий или «оборот детей», как мы говорим — это особенность ювенальной юстиции в России — больше 300 тысяч детей в год. Это число изъятий необходимо для того, чтоб обеспечить наполняемость различного рода учреждений и других замещающих институтов, потому что за это теперь платятся деньги. Это все социальные услуги разного рода, которые оказываются ребенку и семьям».
03.06.2017 21:41

Педагог: при Кузнецовой общественный совет превратился в ювенальный шабаш

Тема из конференции
Видео: [ссылка-1]

Сменой курса на проювенальный Общественным советом при Уполномоченном по правам ребенка Анне Кузнецовой объяснила выход из него родительских организаций доцент кафедры общей и прикладной психологии Российского православного университета Надежда Храмова.

Общественный совет по защите семьи и традиционных семейных ценностей был создан по итогам первого родительского съезда, состоявшегося в 2013 году. Этот совет эффективно работал, предотвратив такие ювенальные инициативы как, например, внедрение программ секспросвета в школах. При Анне Кузнецовой Общественный совет по защите семьи и традиционных семейных ценностей был трансформирован просто в Общественный совет, куда были введены затем ряд ювенальных проектов. Общественный совет превратился в «ювенальный шабаш», — заявила Н.Храмова.

Затем педагог остановилась на таком явлении как изъятие детей за бедность, подчеркнув, что такой подход «лежит за уже за пределами чиновничьего цинизма, это – чиновничий бандитизм». «Общество, где за бедность отнимают детей, нельзя назвать социальным, оно — кастовое», — подчеркнула доцент.

Говоря об образовании, Надежда Храмова обратила внимание журналистов на то, что этот институт, как ни один другой, аккумулирует детей, поэтому ювенальные подходы, введенные в этот институт, крайне опасны. Внедрение в этот институт медиаторов-омбудсменов, которые призваны разбирать внутришкольные конфликты, психологов, которые превращены в агентов ювенальной системы, приведет к тому, что все дети будут поставлены на учет. Педагог пояснила, что в настоящее время в законе об образовании такой «услуги», как воспитание, не существует, поэтому детей в школе никто не учит поведению и взаимодействию в коллективе, при этом — при внедрении в школу системы «медиации» — любой проступок ребенка будет считаться признаком некомпетентности родителей и поводом для изъятия ребенка из семьи. При этом Анна Кузнецова не ратует за возвращение воспитания в функции учебных заведений, а высказывается в пользу системы школьной медиации.
http://rossaprimavera.ru/video/pedagog-pri-kuznecovoy-obshchestvennyy-sovet-prevratilsya-v
19.05.2017 14:31

Время требует отчётливости. Открытое письмо омбудсвумен Кузнецовой

Тема из конференции
картинка


Открытое письмо председателя общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» М. Р. Мамиконян Уполномоченной при Президенте РФ по правам ребенка Кузнецовой А. Ю. Госпожа Кузнецова! Заявляю Вам о своем выходе из Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка. К этому меня вынуждают Ваши заявления, Ваша позиция по важным вопросам семейной политики и необходимость для меня как общественного деятеля занять недвусмысленную и последовательную позицию в идущей острой борьбе за стратегию семейной политики России. Когда Президент назначил Вас на этот пост, в обществе возникла надежда, что Вы займете бескомпромиссную позицию по отношению к той стратегии, которая под лозунгом защиты прав ребенка разрушает российские семьи в корыстных частных интересах. Такая позиция требует мужества и нуждается в поддержке. Поэтому после Вашего назначения мы обещали Вам поддержку — но именно такой позиции. Однако Ваша деятельность на новом посту обманула ожидания общества и всех, кто особенно обеспокоен формирующимися опасными тенденциями в семейной политике РФ. К настоящему моменту стало очевидно, что Ваши взгляды на семейную политику и представления «Родительского Всероссийского Сопротивления» категорически расходятся. Сначала Вы сформировали при себе Общественный совет, в который были собраны и те, кто защищает семьи, и те, от кого их приходится защищать — те, чей бизнес-интерес завязан на выявление семейного «неблагополучия» и дальнейшее устройство новых «социальных сирот» при живых родителях либо — на «сопровождение» семей, что тоже дает простор фантазии и предприимчивости. Такое «впрягание в одну телегу» несовместимых лиц, отражающих совершенно разные позиции, сразу показало, что у Вас нет внятной позиции в сфере семейной политики и Вы не имеете четкого понимания, что есть добро в этой области, а что — зло. Ваша дружба с теми, кто организует вмешательство в российские семьи и отобрание детей сослужила Вам плохую службу: вы не смогли в назначенный Президентом срок представить ему внятный отчет о том, что происходит с отобраниями детей. Вы обратились не к опыту родительской общественности, которая давно «в теме», а к людям, которые не знают, что проверять, и обращаются за данными как раз к тем, кто и производит отобрания. Пытаясь Вам помочь выполнить Поручение Президента, мы разработали и направили Вам методику сбора данных, необходимых для последующего анализа в центре. («Большая стирка, или Как выполнить поручение Путина без профанации» [ссылка-1]). Однако Вы предложенную методику даже не довели до рабочих групп, в результате чего мы видели на Вашем сайте лишь бодрые рапорты [ссылка-2] о том, что в стране всё спокойно. Но в стране не спокойно! Практика отобраний детей в России уже укоренилась и широко распространена. И не надо говорить, что эти случаи единичны! Только ощущение безнаказанности и привычность вторжения в семьи позволяет органам опеки и ПДН творить такой беспредел [ссылка-3] при отобрании детей! Также показательно, что Вы постоянно и настойчиво высказываетесь за всемерную поддержку сектора замещающих семей и демонстративно уклоняетесь от внятных оценок внедрения «бэби-боксов» — циничного инструмента добычи детей для этого сектора. Очевидно, что Вы совсем не понимаете, что такое «ювенальная юстиция» западного образца, какую роль в ней играют интересы добычи детей для рынка устройства их в частные руки, не понимаете, каково участие в этом силовых структур. Вы развиваете систему приемных семей, создающую спрос на вмешательство в родные семьи и отобрание детей — в пользу материально мотивированного «платного родительства», где на ребенка получают в десятки раз больше денег, чем рядовые малообеспеченные семьи, то есть Вы помогаете тем, чья странная привилегия — воспитывать детей и больше нигде не работать — строится на чужих несчастьях и уже становится раковой опухолью бюджета России и регионов. Вас не останавливают на этом пути даже последние резонансные случаи, показывающие, что чужие дети стали для многих бизнесом, и что патология «рыночного» отношения к детям закономерно оборачивается тяжелыми психическими патологиями и зачастую гибелью детей. Сейчас очевидно, что Вы совершенно не разделяете получившие поддержку Президента России представления «Родительского Всероссийского Сопротивления» о необходимости ликвидировать рынок детей в России, который очевидным образом создает спрос на вмешательство в родные семьи. Вы также не разделяете нашу уверенность в необходимости максимально отстранить опеку от родной семьи. Наоборот, Вы идете на поводу у беззакония опеки, призывая разрабатывать «порядок возврата в семью» без суда отобранных детей! Рассматривая проблему с отобраниями детей, Вы прячетесь за оценки прокуратуры, которая, по Вашим словам, считает, что нарушения при отобрании детей единичны. Но ведь Президент спрашивал Вас — независимого правозащитника, а не прокуратуру! — потому что для любого неангажированного человека, сталкивавшегося с проблемой, постыдная позиция прокуратуры в вопросах отобрания детей более чем очевидна. Даже в известных всей стране резонансных (единичных ли?) случаях мы не видим привлеченных к ответственности должностных лиц. Несмотря на многочисленность случаев отобрания детей за то, что «семья была в социально-опасном положении», или просто уже за то, что «ребенок был без законных представителей» (то есть под присмотром родственников или знакомых), мы не видим ни протестов прокуратуры, ни возбужденных дел о превышении полномочий. Так при чем тут прокуратура? И кого Вы защищаете — детей и семьи или чиновников, использующих свое положение во вред российским семьям и в своих корыстных интересах? При такой диаметральной противоположности взглядов я не вижу для себя возможным принимать участие в «работе» в Вашем Общественном совете. Время требует предельной отчетливости. Если мы проиграем борьбу за семейную стратегию, если семейная политика будет двигаться не интересами родных семей России, а рыночными аппетитами «отбирателей» и «сопроводителей», это будет поражение России, которое мы себе не сможем простить. Жаль, что Вы это так не ощущаете. Мария Мамиконян

[ссылка-4]
http://r-v-s.su/statia/vremya-trebuet-otchyotlivosti
23.03.2016 13:33

Комментарий к ПФЗ о легализации «детских боксов»

Тема из конференции
Комментарий к ПФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации»» (о легализации «детских боксов»)

Людмила Виноградова, юрист - эксперт РВС, член Общественной Палаты РФ, судья в почетной отставке

Федеральный Закон «О внесении изменений в Федеральный закон "Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации", проект которого под № 964592-6 внесён на рассмотрение Государственной Думы Российской Федерации 25 декабря 2015 года, в случае его принятия, будет способствовать нарушению Конституции РФ, федеральных законов и подзаконных актов.

1. В пояснительной записке к законопроекту заявлено о «защите прав детей», однако, не приведено норм, подтверждающих эту декларацию. Так, из Статьи 1 законопроекта следует, что «Органы государственной власти субъектов Российской Федерации, в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации, могут создавать безопасные для жизни и здоровья ребёнка специализированные места для анонимного оставления ребёнка после его рождения, но не более чем до достижения им возраста шести месяцев».

В законопроекте указаны требования к «специализированным местам»: они должны быть безопасными для жизни и здоровья детей. Между тем, не прописан механизм оставления детей в указанных «местах». Само по себе условие «анонимности» не означает, что передача ребёнка в организацию должна происходить тайно, в условиях, исключающих идентификацию личности. Оно лишь свидетельствует о том, что гражданин вправе не предъявлять документов, удостоверяющих его личность. В таком случае предлагаемая норма является избыточной, поскольку действующим законодательством не запрещено оставление ребёнка после родов в медицинском учреждении женщиной, не предъявившей документов. Регламентирована процедура оформления передачи ребёнка в лечебное учреждение, а также – порядок государственной регистрации такого ребёнка в органах ЗАГСа.

Законодательное закрепление возможности анонимного отказа от ребёнка, не являющегося новорожденным, по российскому законодательству обязанного быть зарегистрированным родителями в течение первого месяца жизни, может повлечь непредсказуемые последствия для детей, хаос и неразбериху в работе органов записи актов гражданского состояния, органов МВД и других.

2. Как следует из Пояснительной записки, цель предлагаемых новелл – спасение детей от инфантицида, а также предоставление «иного инструмента защиты жизни и здоровья детей».

Между тем, законопроектом предлагается ввести дискриминационные нормы по возрастному цензу. Непонятна логика разработчиков законопроекта. Если речь идёт о профилактике инфантицида, то российское законодательство ограничило возраст потерпевшего одним месяцем жизни. Если речь идёт о «спасении» детей, находящихся в трудной жизненной ситуации или в социально-опасном положении, то тем более непонятно ограничение возрастом в шесть месяцев. Получается, что более старших детей «спасать и защищать» не нужно.

Между тем, в Статье 1 Федерального закона Российской Федерации от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации", в которую предлагается внести дополнение, определено, что «ребёнок - лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия);».

3. Указанное в законопроекте ограничение по возрасту не только ничем не обосновано, но оно по сути своей абсурдно. Предполагается, что в «специализированных местах» должны будут оставлять детей до шести месяцев. Однако, в законопроекте не предлагается подбрасывающему как-либо подтвердить возраст ребёнка. Законы субъектов РФ в данном случае также не облегчат работу правоприменителей. В отсутствии фейс-контроля и в условиях свободного доступа к «месту», дети будут помещаться туда без документов, не смотря на более старший возраст. Если поступит ребёнок постарше, то, видимо, будет «неучтённым бонусом», поскольку механизм «отказа» организации от такого ребёнка в законопроекте не прописан. В законопроекте не указано, должны ли приниматься какие-либо санкции к лицам, оставившим в «специализированном месте» ребёнка старше шести месяцев, что будет происходить с ребёнком при установлении истинного возраста. Детей невозможно будет вернуть подбрасывателям, поскольку процедура задумана, как «анонимная», а, следовательно, безопасная для преступников, что вытекает из контекста Пояснительной записки. Возникает лазейка для криминальных схем: можно будет оправдаться перед контролирующими органами, что в организацию поступали дети только до полугода, старших детей «не подкладывали», и в отсутствие регистрации детей старше полугода информацию эту будет трудно проверить.

4. При соблюдении условий «безопасности» для подбрасывающего (отсутствие видеонаблюдения над «окном жизни», безлюдное место, не просматриваемое охраной здания и т.п.), совершившего преступление, например, похищение ребёнка, невозможно будет установить преступника, или же работа по его поимке будет затруднена в связи с предлагаемыми мерами предосторожности для сокрытия личностей подкидывателей. Следовательно, они будут уходить от ответственности, а устроители «детских боксов» будут им в этом помогать.

При имеющихся правовых «дырах» в законодательстве, таких, как ст. 14 Федерального закона от 15.11.1997 N 143-ФЗ (ред. от 31.12.2014) "Об актах гражданского состояния", позволяющих регистрировать рождение ребёнка по свидетельским показаниям «очевидца» родов, хищение неучтёных детей и их легализация в чужих семьях будет упрощена.

5. Статья 2 законопроекта № 964592-6 предусматривает изменения в Федеральный закон от 15.11.1997 N 143-ФЗ (ред. от 28.11.2015) «Об актах гражданского состояния», благодаря которым любой подкинутый в «специализированное место» для «ненужных» детей младенец, даже похищенный у своих родителей, окажется безродным в течение 7 дней, после чего с успехом может быть усыновлён в течение одного месяца с переменой имени, фамилии, а так же даты и места рождения, записи в свидетельстве о рождении усыновителей в качестве кровных родителей. После чего искать ребёнка на просторах Российской Федерации будет бесполезно.

Читать далее пп.6-16:
http://r-v-s.su/statia/kommentariy-k-pfz-o-vnesenii-izmeneniy-v-federalnyy-zakon-ob-osnovnyh-garantiyah-prav
07.12.2015 13:05

Ювенальная любовь

Тема из конференции
Выдержки из статьи
"О ней не принято писать. Ее как бы нет. Есть права детей. Есть право ребенка на семью. Но то, что эта семья может быть "профессиональной" - об этом не говорят. Почему "профессиональным" родителям платят зарплату за воспитание детей, а из родных семей изымают за бедность, рассказали газете "Вся Тверь" общественные активисты Алексей Хохлов и Елена Козлова.

Общество имеет право знать, что происходит за кулисами Министерства социальной защиты, ведь прийти могут в каждую семью!
...
А.Х.: Об одном из таких случаев было очень много написано. Одинокая женщина поехала в Москву устраиваться на работу, так как здесь найти ее не могла. За детьми присматривала подруга. В это время в доме случился пожар. Детей забрали в детский дом. На одном из свиданий мать узнала, что у ее сына вырезали почку, хотя никакого диагноза, предполагающего такую операцию, не было. Ребенок, вырванный из рук родителей, оказывается абсолютно незащищенным.

Е.К.: Есть еще более трагичные случаи. Совсем недавно в Новороссийске и Санкт-Петербурге были изъяты из семей грудные младенцы, которые спустя короткое время умерли. Предлоги для их изъятия были надуманными. Угрозы для жизни и здоровья детей не существовало (а по закону только в этом случае возможно изъятие детей без постановления суда). Произошла трагедия, а виновные так и не найдены, потому что дети умерли как бы сами. Никто в органах опеки на момент изъятия не задумался о том, что для грудного ребенка разлучение с матерью – невероятный стресс! Это совершенно бездушная, обезличенная машина, которая под лозунгом защиты прав детей разрушает семьи, калечит их жизни и нарушает право родителей на воспитание своих детей и право ребенка жить и воспитываться в родной семье.

Корр: Почему же такое происходит?

Е.К.: Некоторое время назад заговорили о сокращении числа детских домов. Во многих регионах детдома и интернаты стали закрывать и заменять их на центры временного содержания детей. То есть идея была такова, что ребенок должен жить в семье, пусть даже и патронатной, а «родители» получают зарплату. Это чисто западный подход. Во многих европейских странах и США изъятие детей соцслужбами и дальнейшее их размещение в патронатные семьи стало прибыльным бизнесом. Государство оплачивает работу соцслужб по изъятию детей, приюты (многие из них – частные) получают деньги за временное их содержание, патронатные семьи получают деньги за свою работу «папами» и «мамами». И здесь совершается подмена. Под лозунги о том, что детям в семье лучше (хотя любить детей за деньги – это нонсенс) государство решает несколько задач: снижает расходы на содержание детдомов (а это большие здания, коммунальные расходы, дополнительное образование и т.п.) и «трудоустраивает» тех, кто по каким-то причинам не имеет другой работы. Еще лоббисты патронатных семей любят твердить о том, что детский дом – это закрытая непрозрачная система, хотя это совсем не так. Детские дома очень часто посещают всякого рода проверяющие инстанции. Смогут ли эти инстанции свободно проверять отдельные семьи – вопрос. И здесь уже возможны всякого рода злоупотребления, которые в силу закрытости семьи сложно обнаружить.

Корр.: Если я правильно понимаю, то одним из самых больших изъянов ювенальной юстиции является то, что ребенка могут забрать на основании жалобы соседа, зачастую необоснованной?

Е.К.: Это не единственный изъян. Нарушается презумпция невиновности родителей. Органы опеки действуют так, словно родители заведомо виновны.

А.Х.: Хочу добавить, что ребенка могут изъять из семьи и по жалобе ребенка. Были ли такие случаи, сказать сложно. Информация закрыта. Но уже много лет назад по инициативе «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», создан «Телефон доверия», и он функционирует. На плакатах с номером «Телефона доверия» прямые призывы к доносительству на родителей в виде детских картинок. Папа и мама ругаются? Позвони! У тебя появился братик, на тебя перестали обращать внимание? Позвони! В некоторых школах можно встретить подобные плакаты. А ведь ребенок может позвонить по недомыслию. И в итоге его могут изъять из семьи.

Корр.: Слушая вас, я отчетливо понимаю, что детские дома и интернаты еще не скоро закроют. А ведь наш президент призывал именно к тому, чтобы всех детей разобрали по семьям.

Е.К.: Патронатные семьи чужды нам по духу. Это западный вариант. Как ювенальная юстиция, так и инклюзивное образование. Я затронула инклюзивное образование не случайно. На сегодняшний момент у нас декларируется в школах и детских садах инклюзия, совместное обучение здоровых детей и детей-инвалидов. Но некоторым инвалидам нужны коррекционные программы, соответствующие педагоги. Инвалидам-колясочникам нужны помощники для передвижения по школе. На это требуется финансирование, которое школы позволить себе не могут. Но это еще полбеды. При наличии в классе детей с задержками развития придется опускать планку образовательной программы для здоровых детей. А это уже нарушение их прав. Для всех групп детей-инвалидов в советское время были созданы непревзойденные программы и условия обучения в коррекционных интернатах, которые сейчас являются бременем для бюджета. Не могу не вспомнить опыт Советского Союза. Глухонемых или слабовидящих селили в одни дома, для них строили целые производства. И они находились в комфортной для себя среде. При этом вполне счастливо женились и выходили замуж за вполне здоровых граждан. С социализацией не было никаких проблем.

А.Х.: В Загорске во времена СССР был проведен замечательный эксперимент. Там создали центр обучения для слепоглухих детей. Воспитанием и обучением занялись педагог Мещеряков и философ Ильенков. В итоге четверо воспитанников поступили в МГУ, а один из них стал доктором наук – потрясающий результат! Инвалидам нужен специальный подход, а не инклюзивное образование.

Е.К.: Но вернемся к патронатным семьям. В данный момент наблюдается явный перекос в сторону патронатных (приемных) семей. В то же самое время огромное количество семей живут на грани бедности. Пособие на ребенка для малоимущих граждан около 300 рублей (зарплата патронатного родителя около 18000 рублей). Хочется понять, кому нужно отнимать детей из проблемных семей под видом профилактики неблагополучия, если можно те же деньги, которые платят в виде зарплаты патронатной семье, направить в качестве достойного пособия на детей в родные семьи. Необходимо остановить разрушение российской семьи и возрождать традиционные семейные ценности.

Читать полностью:
http://www.газета-вся-тверь.рф/?p=12010
21.11.2015 20:39

Государство отнимает детей – кто несет ответственность?

Тема из конференции
картинка

Творимый органами опеки произвол неизбежно даст кровавые всходы. Рушатся семьи, ломаются судьбы, калечатся дети… Кульминация – смерть! Она уже пришла. Вопиющее беззаконие опеки и игнорирование любых человеческих норм привели к смерти грудных детей в семьях Тонких и Назаровых. А виноват кто? Кто должен нести ответственность?

Петербургские и красноярские чиновники пытаются отмолчаться, спустить на тормозах. Мол, оно всё само, никто не виноват. Пытаются отсидеться так же, как отсиживаются в других случаях незаконного отобрания детей из семей. Почему незаконного? Да потому, что общественное разбирательство и суд возвращают детей в семьи. Через несколько месяцев, с подорванным здоровьем и психологическими травмами.

Эту тяжелую борьбу ведет общественная организация «РВС» - Родительское Всероссийское Сопротивление. Эксперты РВС констатируют – в 2015 году число обращений резко увеличилось, ювенальный произвол органов опеки растёт. Только вот ответственность за произвол никто не несет! Незаконно отобрали, через суд вернули и сделали вид, что ничего не было.

Пытаются отмолчаться и сейчас, в случае с убийством грудных детей Тонких и Назаровых. Не выйдет! Столь вопиющий случай неизбежно получит общественный резонанс. Но важно поставить вопрос не только узкий, о наказании виновных в этих преступлениях, но вопрос широкий! Вопрос о уголовной ответственности за неправомерное изъятие детей из семей!

Был на пресс-конференции общественной организации РВС, организованной на площадке агентства Regnum.
картинка

Председатель РВС М. Мамиконян, докторант медицинских наук Ф. Буранова, представитель посольства Таджикистана М. Эгамзод, клинический психолог Ж. Тачмамедова, эксперт РВС А. Коваленин, адвокат семьи Назаровых О. Барсуков, родственники пострадавших семей Тонких и Назаровых рассказали холодящие душу детали совершенного преступления. Вы только представьте! Грудных детей буквально вырывали у матерей из рук. Отказывались оформлять срочное опекунство ближайшим родственникам, не разрешали матеря увидеть отобранных и помещенных в больницы детей.

В результате, ребенок семьи Назаровых погиб в больнице через 12 часов после изъятия. Официального заключения нет! Слитое в сеть якобы-заключение без печатей и подписей не выдерживает критики (докторант Ф. Буранова специализирующаяся на проблематике цитомегаловируса камня на камня не оставила от «якобы-заключения»), участники соучастники преступления путаются в показаниях.

Ребенок семьи Тонких погиб на шестой день после изъятия. По первому заключению – погиб от внутричерепной гематомы, вызванный двумя ударами тупых предметов. Поняв, что подписали себе приговор, заключение было быстро переписано преступниками на кровоизлияние в мозг. Это у здорового-то ребенка!! Его здоровость подтверждается всеми! Начиная от матери и заканчивая заключениями врачей больницы, куда его поместили. Сейчас чиновники закрылись от любых контактов с общественностью и прессой, пытаются отсидеться, мол рассосётся всё само. Не рассосется!
картинка

Родственница семьи Тонких

Видеообращение на пресс-конференцию прислал и уполномоченный по правам ребенка РФ П. Астахов (к сожалению, на конференцию он приехать не успел, т.к. известие о её проведении застало его в служебной командировке). Так вот, Астахов прямо требует пересмотреть роль органов опеки в отношении семьи. Нужны системные решения проблемы!
картинка


И эти системные решения есть! Законопроект подготовленный экспертами РВС и неравнодушной общественности. Только вот благодаря ювенальным лоббистам из Совета по правам человека (СПЧ) законопроект «О срочных мерах укрепления семьи» уже два года лежит на полке «думского рассмотрения». А он включает в себя принципиально важные и понятные каждому положения:

Уголовная ответственность за незаконный (без решения суда) отбор детей;

Уголовная ответственность за незаконный отказ вернуть отобранного ребенка;

Обязательная необходимость судебного подтверждения незамедлительного изъятия ребенка (незамедлительное изъятие применяется в случаях непосредственной угрозе жизни и здоровью);

Судебное подтверждение лишения родительских прав.

Творимый органами опеки социальный геноцид необходимо пресечь решительным образом! В противном случае, леденящие кровь случаи будут всё чаще и чаще.

Дети – будущее России, а традиционная семья – основа российского общества. Поэтому повторю ещё раз – я требую уголовного наказания за неправомерный отбор детей из семьи! Требую!
http://kerb.livejournal.com/141004.html
18.11.2015 18:39

Пресс-конференция: государство отнимает детей — кто отвечает за их жизнь?

Тема из конференции
Социальные службы должны ответить за гибель неправомерно изъятых детей

картинка


В четверг, 19 ноября, в 12.00 в пресс-центре ИА REGNUM (адрес: 119 072, г. Москва, Берсеневский пер., д. 2, стр. 1. Телефон: +7 495 645-80-75) состоится пресс-конференция председателя Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» Марии Мамиконян.

Пресс-конференция посвящена двум недавним трагическим случаям с гибелью детей в Санкт-Петербурге и Краснодарском крае.

В Санкт-Петербурге полиция отобрала прямо из рук матери, не имевшей миграционных документов, здорового пятимесячного мальчика, Умарали Назарова. Прибывшей на место событий бабушке ребёнка, несмотря на наличие документов, позволявших оформить срочную опеку, малыша не отдали. Вместо этого, незаконно объявив его безнадзорным, Умарали поместили в спецбольницу, где обнаружили мертвым поздно вечером.

Ранее в Краснодарском крае так же внезапно умер в больнице отобранный у матери трехмесячный Родион Тонких, тоже поступивший в больницу с отметкой «практически здоров».

Появление случаев изъятия детей с их смертельным исходом — закономерное следствие расширения практики рейдов по семьям. В «Родительском всероссийском сопротивлении» (РВС) давно настаивают на введении уголовной ответственности за незаконное отобрание детей у родителей. Закон об ответственности за неправомерное вмешательство в жизнь семьи, об ответственности за жизнь и здоровье ребёнка в случае его изъятия, должен быть принят как можно скорее.

На пресс-конференции выступят адвокаты и общественные защитники пострадавших семей, эксперты РВС, врачи, члены семей, потерявших детей в результате противоправных действий проювенальных социальных служб.
http://regnum.ru/news/polit/2013366.html
09.10.2015 00:29

Ребёнка могут отнять у любой семьи: как это делается

Тема из конференции
Вместо конституционной обязанности по защите семьи система государственной опеки разворачивается в сторону отобрания детей из трудно живущих семей в пользу богатых опекунов, считает эксперт общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) Александр Коваленин

Как члену Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС), мне приходится разбирать жалобы родителей на органы опеки в случаях помещения детей без согласия родителей в учреждения или на невозвращение детей родителям по их требованию. Работая с документами, в том числе в качестве представителя родителей в органах опеки и в судах, я увидел в разных делах одну и ту же цепочку «незаконных действий по передаче детей под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи», как это называется в тексте статьи 154 Уголовного кодекса.

Такие схемы не могли не возникнуть, коль скоро в семейную сферу вторгся взгляд, что трудно живущие семьи сами виноваты в своих трудностях, и спасать надо не семьи, а детей из них, в том числе путём передачи более благополучным «замещающим» родителям. Этот взгляд вписывается, с одной стороны, в идеологию многоэтажного человечества, по которой «нижний этаж» не стоит заботы, а с другой — в идеологию рыночного регулирования всего. Соответственно, стал искусственно создаваться рынок содержания детей (пока регулируемый государством) путём ускоренного (норматив — 80 часов) обучения «замещающих родителей» и назначения им выплат на каждого ребёнка в десятки раз больше пособия по малообеспеченности.

...

Общая схема незаконных действий по реализации спроса на чужих детей такова:

1. Ребёнок помещается в госучреждение после рейда участников системы профилактики в случае какого-нибудь неблагополучия (беспорядка, шума, употребления алкоголя), но при отсутствии непосредственной угрозы жизни и здоровью ребёнка (ст.77 Семейного кодекса РФ — далее СК РФ) или признаков его безнадзорности (ст.21 ч.2 п.1 Закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»), то есть когда законные основания для насильственного перемещения ребёнка от родителей в учреждение отсутствуют. Часто при этом, для легализации нахождения ребёнка в учреждении под предлогом необходимости этого для предоставления ему ухода и питания родителей уговаривают подписать просьбу о добровольном помещении ребёнка в учреждение.

Такие факты можно установить путём сопоставления дат: дата помещения ребёнка в детское учреждение оказывается раньше даты просьбы об этом со стороны родителей. (Бывают и случаи, когда родитель действительно добровольно отдаёт ребёнка в учреждение, но после этого попадает под незаконные действия органа опеки, описанные ниже). Такое добровольное помещение ребёнка — это предусмотренная ст.155.1 ч.2 СК РФ форма помощи государства родителям, находящимся в трудной жизненной ситуации по уважительным причинам, при которой родители не теряют родительских прав и значит, должны иметь возможность забрать своего ребёнка по первому требованию.

2. Не знающим этих своих прав родителям, вопреки ст. 63, 68 СК РФ, руководство учреждения не отдает детей по их просьбе, а предъявляет незаконное требование о сборе документов для этого, которое можно предъявлять только для оформления опекунства или усыновления — справки о здоровье, о зарплате, акт обследования материально-бытовых условий. Последний подписывает сама опека, от неё зависит, какое дать заключение.

3. Пока ребёнок ещё находится в учреждении, орган опеки обращается к третьим лицам (КЦСОН, НКО) за их субъективной оценкой целесообразности «работы по возвращению ребёнка в семью»...

4. По закону (ст.123 СК РФ), чтобы орган опеки начал устраивать ребёнка под опеку, он должен присвоить себе такое право, признав ребёнка «оставшимся без попечения родителей» (ст.121 ч.1 СК РФ). Такой статус означает, что с родителями что-то случилось или они уклоняются от воспитания ребёнка. В качестве примера уклонения в указанной статье приводится отказ забрать ребёнка из учреждения.

На деле орган опеки присваивает ребёнку статус при отсутствии требуемых указанной статьёй оснований, то есть когда родители не только не уклоняются от воспитания ребёнка, но добиваются возврата ребёнка...

5. В частности, не фиксируется и отказ родителя от воспитания ребёнка, который мог бы служить основанием для присвоения статуса.

6. Игнорируется требование ч.5 ст.10 Закона № 48-ФЗ от 24 апреля 2008 г. «Об опеке и попечительстве», устанавливающей, что «бабушки и дедушки, совершеннолетние братья и сестры несовершеннолетнего подопечного имеют преимущественное право быть его опекунами или попечителями перед всеми другими лицами». Орган опеки не обращается к перечисленным родственникам ребёнка, что легко установить по отсутствию у органа опеки зафиксированного отказа всех перечисленных родственников ребёнка принять детей под свою опеку.

7. Несмотря на невыполнение указанных требований (нет акта о присвоении статуса, отказа родителей, отказа родственников), орган опеки передаёт ребёнка под опеку, что и образует эпизод преступления, в случае неоднократности такого деяния. Это делается без согласия, даже без извещения родителей (ведь они ещё не лишены родительских прав), то есть с нарушением и ст.64 (родители — законные представители детей), ст. 63 (преимущественное право родителей) СК РФ. Всего, таким образом, передача детей под опеку производится с нарушением до 4 статей СК РФ (не считая ст. 1 — невмешательство во внутренние дела семьи) и статьи Закона об опеке и попечительстве.

Этот способ передачи детей из родных семей в замещающие фактически означает внесудебное лишение родительских прав.
Читать далее и полностью:
http://regnum.ru/news/society/1986857.html
08.09.2015 22:59

Осторожно – закон о соцобслуживании в действии

Тема из конференции
Нормы вмешательства в личную жизнь, закрепленные законом, являются препятствием к получению гражданами социальных услуг: граждане вынуждены отказываться от услуг, так как они предоставляются только в связке с так называемой «профилактикой».
картинка

С января 2015 года вступил в действие Федеральный закон от 28 декабря 2013 года №442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Юристы РВС ещё на стадии обсуждения в Госдуме предупреждали [ссылка-1] , что данный закон под завесой добровольности принятия социальных услуг вводит формы вмешательства в личную жизнь, которые не являются услугами, и поэтому их добровольность не защищается, – это социальный патронат (под названием «социальное сопровождение») и право обследования условий жизни для «профилактики» нуждаемости граждан в социальных услугах.

И вот “первая ласточка”.

Родители написали активистам РВС об опыте общения с Центром социальной помощи, предлагавшим социальную услугу, – возможность для детей «провести летние каникулы весело и познавательно в отделении дневного пребывания несовершеннолетних». Вот что пишет мама двух детей, увидевшая объявление Центра:

«Я подумала: «Вот здорово, можно старшего ребенка туда поводить, ему 2,9, очередь в сад еще не подошла». Позвонила, все узнала. Собрала все документы и справки из поликлиники. Пришла, заполняю заявления. Сначала смутил вопрос про жилплощадь. Потом мне сказали, что после визита комиссии я смогу приводить ребенка в группу дневного пребывания на полдня. Я сказала, что мне это не нравится, и я никаких комиссий видеть в своем доме не хочу.

Меня начали уверять, что моих детей никто не собирается отбирать, и что это просто формальность. Договорились на 3 сентября. Всю дорогу домой шла в раздумьях, зачем же нужна эта комиссия и вопросы про жилплощадь, если я всего лишь хочу, чтобы мой ребенок оставался на полдня в группе с другими детьми в госучреждении? Ведь из детского сада никакие комиссии не приходят.

Посовещавшись с мужем, решили, что будем писать отказ. Позвонила, мне сказали: «Приходите, пишите». Сегодня утром сходила, написала, стали спрашивать – почему отказываюсь. Я сказала, что уезжаем в другой город. Стали уточнять – в какой и на сколько. На возражение, что это наше дело, стали обижаться: «Ну, не хотите – не говорите». Теперь боюсь того, что там остались все наши данные. Естественно, копии документов они мне не вернули и сказали, что они останутся в деле. Очень жалею, что обратилась туда. Вдруг нашу семью на какой-нибудь учет поставят или еще чего-нибудь».

Тем, кто попал в подобную ситуацию и опасается последствий, можно посоветовать отнести в органы, которые собирали информацию, ОТЗЫВ согласия на обработку персональных данных несовершеннолетнего [ссылка-2] .

Совершенно непонятно, как «условия жизнедеятельности» могут повлиять на то, дать маме возможность водить ребенка на полдня в госучреждение или не дать. А вдруг для того, чтобы дать, «формально» напишут, будто условия неблагоприятны? Зачем собираются сведения о семье? Факт обращения за помощью в органы соцзащиты зафиксирован, копии документов о ребенке в деле имеются. Куда будет передана собранная информация о семье в рамках межведомственного взаимодействия? Как нежелание делиться своей частной жизнью с комиссией повлияет на степень внимания к семье со стороны органов соцопеки и дальнейшее вмешательство в жизнь этой семьи? Вопросов много.

Одно ясно: в методических рекомендациях, которыми пользуются органы социальной помощи, есть пункт, по которому для признания гражданина нуждающимся в социальных услугах проводится обследование комиссией условий обеспечения жизнедеятельности гражданина. Вот пример проекта таких рекомендаций (см. п.2.2) [ссылка-3] . Таким образом, нормы вмешательства в личную жизнь, закрепленные законом, являются препятствием к получению гражданами социальных услуг: граждане вынуждены отказываться от услуг, так как они предоставляются только в связке с так называемой «профилактикой».

Ольга Горянина, РВС.
http://r-v-s.su/statia/ostorozhno-zakon-o-socobsluzhivanii-v-deystvii
28.08.2015 16:16

Мы вас небольно зарежем

Тема из конференции
«Ласковые палачи». Чужие люди лучше знают, как воспитывать вашего ребенка.

"В прошлом номере [ссылка-1] в беседе с нашим корреспондентом руководитель движения «Родительское всероссийское сопротивление» Мария МАМИКОНЯН, член совета при Уполномоченном по правам ребенка РФ, рассказала о деятельности общественной организации родителей, противодействующей сторонникам идеи навязать нам чужеродную для наших традиций, нашего отечественного воспитания ювенальную юстицию в западном варианте и бесчинствам чиновников из органов опеки, которые действуют все активнее, разрушая семьи. Об угрозе ювенальных подходов был снят фильм под названием «Ласковые палачи». Сегодня мы публикуем продолжение разговора, в котором Мария Рачиевна говорит об опасности превращения социальной помощи в сферу услуг, о вторжении в семью новой реальности - рыночной основы. Получается, что детей вводят в рынок как продукт, что совершенно недопустимо.
...
Вот в Москве совсем недавний случай. Живут вместе мама, бабушка и четырехлетняя девочка. У бабушки появилась возрастная причуда - нести в квартиру всякий хлам. Ее дочь не вытерпела, решила делать ремонт и снесла все это в одну комнату. Бабушка взъярилась и позвонила в полицию. Появилась эта самая бригада межведомственного взаимодействия (ребенок же в семье!), увидела бардак и уволокла ребенка в реабилитационный центр (спасать немедленно! тяжелая жизненная ситуация!). Через две недели девочку вернули. С заиканием и прочими «прелестями» пережитого от разлуки стресса. С огромным трудом наши активисты добились в суде решения, что эту мать не надо ставить на учет опеки как «опасную». А кто ответит за психологическую травму ребенка?
Еще одна история, между прочим, в том же округе. Двое братьев, 10 и 12 лет, жили в съемной квартире вместе с отцом и его гражданской женой. Отец заболел и внезапно умер. В тот же день опека забрала со скандалом мальчиков у далеко не посторонней им женщины и отправила в больницу, в карантинное отделение. Хотя они не беспризорные, не в люке найденные, а посещающие школу и спортивные секции обычные мальчики. Почему это было сделано? В день смерти отца! Потому что черствость, бесчеловечность и полное ощущение безнаказанности. То есть детям мало того, что отец умер, они оказываются буквально за решеткой, да еще и в разных палатах. И находятся там, испуганные и растерянные, две недели. Пока общественникам в лице РВС не становится известно об этом беспределе. Детей переводят в реабилитационный центр, приезжает родная мать из соседней области и их забирает. Опека же за две недели не удосужилась сообщить матери о случившемся, что обязана была сделать немедленно. Не оформила она и приемной матери временную опеку, что тоже могла и должна была сделать. И по норме закона, и по норме человеческого участия.
А вот маргинальные, действительно неблагополучные семьи, с которыми много хлопот, органы опеки подчас обходят стороной.
- Почему они не спешат помочь детям из таких семей? Ведь они в самом деле живут плохо и нуждаются во вмешательстве и защите...
- Идти в «воронью слободку», где можно получить очень жесткий отпор, не всякий захочет. К тому же дети, живущие в маргинальных семьях, нередко больны и психически неустойчивы - они не представляют такого, извините, рыночного интереса. Пока что в основном атакуют самый беззащитный слой наших соотечественников, тех, кто не может нанять адвоката, к кому можно придраться «по бедности». И уж конечно, прежде всего - одиноких матерей, многодетных. Но сейчас участились случаи, когда атакуют совершенно благополучные семьи. Дети оказываются инструментом давления. Можно припугнуть, угрожая отнять ребенка.
Придраться ведь можно к любой семье: или у ребенка нет отдельной комнаты, или мало игрушек, или нет порядка в квартире и т. д. И конечно, полную свободу работники этого «фронта» получат, если окажется принят уже подготовленный закон «О семейном насилии» - я упоминала о нем, - а насилием будут считаться все воспитательные меры, которые родители традиционно применяют по отношению к детям. Введение западных норм, таких как «экономическое насилие» (не даете чаду желаемого количества денег на карманные расходы, не считаете нужным покупать новый айфон), «психологическое насилие» (любое высказанное недовольство ребенком), сделает жизнь семьи невыносимой. А «эксплуатация»? (Это когда вы привлекли его к домашней уборке.) Одним словом, будет очень много оснований, по которым вас можно взять на контроль, а там и лишить детей за «неправильность». Знаете, сейчас уже введен термин «компетентное родительство». Компетентные - это те самые «профессиональные родители», которые прошли трехмесячные курсы и получают зарплату за патронатных детей. А вы со своей родительской любовью и замшелыми представлениями, переданными от мам и бабушек, увы, некомпетентные. И сотруднице опеки виднее, как надо вашего ребенка воспитывать и кому - может быть, вовсе и не вам, а более компетентным гражданам.
Сегодня крайне необходим закон, ставящий органы опеки в строгие рамки. Нужно законодательно закрепить положение, при котором произвол типа изъятия ребенка под видом «экстренных обстоятельств» станет уголовно наказуемым. Ведь безнаказанность органов опеки и полиции в сочетании с узаконенным рыночным подходом и передачей сферы социальных услуг от государства к НКО может очень скоро привести к ужасным последствиям."
Читать полностью:
http://www.ug.ru/archive/60230
04.02.2015 16:15

Чиновники обсудили, как будут заставлять семьи соглашаться на соцпатронат

Тема из конференции
...Мы хотим думать о людях только хорошее. Поэтому мы были слегка ошеломлены некоторыми тезисами доклада Ольги Васильевны Дульгеровой — директора центра социальной помощи семье и детям «Вега», в котором 22 декабря 2014 года состоялся круглый стол в связи со вступлением в силу ФЗ-442.

Тезисы эти звучали так:
[ссылка-1]
«И самый больной вопрос, когда поставщик <очевидно имеется ввиду получатель - прим. авт.> отказывется от оказания социальных услуг. У нас таких мамочек будет много - которые если пронюхают, то будут писать "отказываемся"...[Нрзб] Но мы обсуждали в "Веге". И думаем, тогда у нас будет 22 статья "Социальное сопровождение" и мы будем отрабатывать с теми органами системы профилактики, которые... ну допустим образование, ходят в детский сад - к нам не желают, мы будем отрабатывать через образовательные структуры, через здравоохранение... каким то таким путем.»

Ольга Васильевна совсем не зря упоминает «образовательные структуры» и «здравоохранение», потому что именно они в лице окружных департаментов образования и здравоохранения (и разумеется, Депсоцразвития, а так же других) и есть те самые участники «системы межведомственного взаимодействия» - то есть «органы системы профилактики» на языке директора "Веги".

Так вот, именно в ходе их «межведомственного взаимодействия», а так же статьи 14 ФЗ и будут проверяться семьи на предмет соответствия переченю условий статьи 15 ФЗ, согласно которой, вас можно без всякого уведомления признать нуждающимся в социальном обслуживании. И хотя, по статье 18 того же закона, вы можете откзаться от фактически навязваемых вам услуг — Ольга Васильевна резонно замечает — «...тогда у нас будет 22 статья "Социальное сопровождение" и мы будем отрабатывать с органами системы профилактики...»

К сожалению, осталось за скобками, как именно будут «отрабатывать» специалисты «Веги» с помощью детсадов, школ и больниц.

Подробности:
http://solaris-x86.livejournal.com/115337.html
22.01.2015 21:01

Социальная помощь: прошу в сто раз меньше!

Позвонила наша бывшая подзащитная. Она живёт с четырьмя дочками от 4 до 10 лет в посёлке близ райцентра. Два года назад мы помогли ей вернуть из детдома и приёмной семьи детей, которых не хотела отдавать опека. С тех пор иногда перезваниваемся.
У неё случился пожар. Ничего страшного – пожарные сработали чётко, капитальные конструкции целы, люди и вещи не пострадали. Разрушена печка и часть лёгкой стены за ней. Но ведь зима – значит, в доме жить нельзя. На какое-то время семью может приютить сестра, но надо строить новую печку и чинить дом. А это и материалы, и работа.
Пошла она в сельсовет – может, помогут чем-то. Они и рады: «давай пиши заявление, мы твоих детей поместим в реабилитационный центр на 3-6 месяцев. На полное гос.обеспечение. А ты пока сама починишь…».
Странно. Она пришла не чтобы сдать детей. С детьми она как-то, с помощью родни, справляется. Ей трудно самой дом починить. Но такой «социальной услуги» нет, а забрать на время детей – есть!
Поехала в райцентр, в отдел соц.защиты – может, они помогут чем-то. Покачали головой – денег нет. «Слушай, давай пиши заявление, мы твоих детей поместим в реабилитационный центр на 3-6 месяцев. А ты пока… А что? реабилитационный центр – это не детдом, это совсем другое дело!».
Она уже проходила такую помощь, больше не хочет. И дети не хотят. Ей не надо на полное обеспечение, ей бы дом починить. Там работы на 3-4 человеко-дня.
После одного из совещаний, посвящённого реализации закона «Об основах соц. обслуживания», я привёл в пример этот случай - почему так?
- Да, - сказал опытный юрист задумчиво. - Многодетная одиночка - не обстоятельство для признания нуждаемости в соц.обслуживании… И пожар тоже… Вот если конфликт в семье… А вы знаете, какой хороший у нас реабилитационный центр?!
Я отчасти знаю, отчасти верю, что хороший. И что содержание ребёнка в нём обходится государству тысяч в 40 в месяц. Итого, в нашем случае, готовы оказать услугу на миллион рублей (40 х 4 х 6). Но не готовы на 10 тысяч.
Приедет в областной центр, сходим с ней в министерство соц.развития - может, помогут по-старому, без этого нового «соц.обслуживания».

Александр Коваленин, РВС.
http://r-v-s.su/socialnaya-pomoshch-proshu-v-sto-raz-menshe
Реклама





Метки сообщений

Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

© 2000-2018, 7я.ру, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35954.

АЛП-Медиа, 7ya@alp.ru, http://www.7ya.ru/

Перепечатка сообщений из конференций запрещена без указания ссылки на сайт и авторов самих сообщений. Перепечатка материалов из прочих разделов сайта запрещена без письменного согласия компании АЛП-Медиа и авторов. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Права авторов и издателя защищены. Техническая поддержка и ИТ-аутсорсинг осуществляется компанией КТ-АЛП.

24.05.2018 22:22:09

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!