Результаты поиска по фразе 'Телефон доверия'

22.05.2016 20:32

Ирина Медведева: «Люди, которые изымают детей, готовят Майданы» (видео)

Тема из конференции
«Мы стали свидетелями дестабилизации государства и общества»

Член Общественного совета при уполномоченном по правам ребенка Ирина Медведева возмущена действиями органов опеки и полицейских, которые среди ночи по надуманному обвинению соседей «оперативно выдернули» маленького мальчика из семьи. Именно выдернули, так как никаких предварительных процедур, предусмотренных законом в таких случаях, не было соблюдено, заявила на пресс-конференции в ИА REGNUM 29 апреля детский психолог.

Кроме того, по ее словам, представители опеки абсолютно не учли особенности детской психологии, тем более что у изъятого малыша есть психологические проблемы развития: «Мы живем во время подмен, можно повесить на карцер табличку, что это место занятий, а это насильственное заключение, которое почему-то называют семьей».

Она обратила внимание, что даже вполне здоровые дети, когда начинают посещать детский сад, сразу начинают часто болеть. Поскольку даже обычная простуда у ребенка может быть вызвана психологической нагрузкой, связанной с резким изменением жизни маленького человека. А уже если такого малыша отбирают у мамы, он, конечно, заболеет. Что уже и произошло с Лешей, изъятым из семьи в феврале 2016 года.

Действия полицейских и органов опеки, считает Ирина Медведева, не только вредны для конкретного ребенка, они вредны для всего общества: «Это дестабилизация государства и общества. Если изъятия станут массовыми, люди не будут это терпеть. У неимущих единственное сокровище — дети. Люди, которые изымают детей, готовят Майданы».

Напомним, что 29 апреля в пресс-центре ИА REGNUM состоялась пресс-конференция правозащитного центра «Иван-Чай». Участники обсудили случаи неправомерного изъятия детей из семей по разным основаниям. Поводом для встречи стала история пятилетнего мальчика Леши, которого ночью 15 февраля 2016 года полицейские увезли из дома по звонку соседей, которым мешал детский плач.

Видеодополнения: [ссылка-1]
http://regnum.ru/news/society/2127245
22.12.2015 14:28

«Опека обыкновенная» — кто они и чего хотят от вас?

Тема из конференции
Тем, кто никогда не сталкивался с опекой, необходимо знать, какая она — Curatoria vulgaris, нарушающая все законы, как письменные, так и человеческие. Кто знает, какие бумажки о вас лежат у нее на полках...
Александр Коваленин, РВС

картинка

Недавно в «Прямом эфире» мне пришлось оппонировать опеке. Ведут они себя настолько типично, что этот ролик может служить наглядным пособием: «Опека обыкновенная (Curatoria vulgaris)». Тем, кто не сталкивался, полезно получить живое впечатление.

Этот надменный дух — не скажу даже «элиты» (какая из этой Оксаны Ивановны элита!), но какого-то самоуверенно сытого слоя над трудно живущим народом.

Сухая фабула этой истории такова: шестимесячную Олю отобрали у матери Таисии, ещё не достигшей 16 лет. И поместили в приют, хотя рядом была бабушка, законный представитель матери, которая имеет право (ст.62 Семейного кодекса), обязана (ст.64) и хочет помогать маленькой матери воспитывать её ребёнка, свою внучку.

У опеки не было ни малейшего повода вмешиваться, так как ребёнок был сыт и здоров, под присмотром матери и взрослой бабушки — что, как теперь можно увидеть, опека полностью признаёт.

Итак, типичные черты Опеки обыкновенной:

1. Характерный бюрократический жаргон — «данная семья», «выходили на адрес».

2.Плохая память на законы.

В данном случае:

а) Опека подряд произносит: «ребёнок остался без попечения родителей», «мама ограниченно дееспособная». Хотя это два разных режима — в первом нужен опекун ребёнку, во втором — попечитель маме (в данном случае он и так есть в лице её мамы, бабушки). К тому же, опека путает: здесь не «ограниченная дееспособность» (которую назначают судом за пьянку, ст.30 ГК РФ), а неполная дееспособность в силу возраста (ст.26 ГК РФ), то есть осуществляемая с письменного согласия матери.

Что это значит, например, в случае, о котором говорила опека: если нужно информированное согласие на медицинское вмешательство. Если согласие даёт взрослая мама, она пишет: «В интересах несовершеннолетней… даю согласие». Если мама малолетняя, то под её согласием расписывается её мама: «Cогласна с решением несовершеннолетней матери ребёнка дать согласие на вмешательство». Вот и вся проблема, неразрешимая для Опеки обыкновенной.

б) Опека не знает, что по закону «остался без попечения» — это когда или родителей объективно нет, или они уклоняются от воспитания, или есть угроза для жизни и здоровья, или ненормальные условия (ст.121 ч.1 СК РФ). Она признаёт, что ничего подобного не было. Но она говорит, что если нет бумажки об опекунстве — значит, «остался без попечения».

в) Опека не знает, что даже признание «оставшимся без попечения» — ещё не повод для немедленного отобрания (для этого нужна не просто угроза, но «непосредственная угроза»), а повод лишь для «обеспечения защиты прав и интересов ребенка». Диапазон законных средств — от социальной помощи до административного наказания или лишения прав по суду. Если есть за что.

г) Опека не знает, что забирать «по акту ОДН» можно только ребёнка безнадзорного, то есть «контроль за поведением которого отсутствует», и бумажные формальности (законный представитель или не законный представитель контролирует) тут не играют никакой роли. И что закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» требует соблюдать Конвенцию о правах ребёнка, включая её пункт 9 о недопустимости разлучения ребёнка с матерью без суда.

д) Опека не знает даже той статьи (ст.62 СК), на которую сама ссылается, требуя назначения опекунства. Там говорится, что мама, даже маленькая, «имеет право на совместное проживание с ребёнком и участие в его воспитании». И что малышке «может(ещё не обязан) быть назначен опекун», причём такой, «который будет осуществлять его воспитание совместно с несовершеннолетними родителями ребенка». То есть закон и тут защищает неразлучность матери и дитя — если бы такой опекун и мог бы найтись, он должен был бы жить с Таисией! Странно ли, что опека уже два месяца не может такого опекуна найти?

3.Цепкая память на «всё былое».
...
Насколько тщательно опека обыкновенная собирает на всех компромат, я почувствовал, когда заступался за многодетную мать в одной из новосибирских райопек...
Между тем, всякий сбор персональных данных, не предусмотренный законодательством, незаконен. Опека вообще не имеет права «ставить на учёт» кого-то, кроме «оставшихся без попечения» с целью их устройства.
...
Думаю, опеке полезно знать, что она этим всё сильнее ставит себя в опасное положение. Потому что люди всё больше готовы пойти «на что угодно». Мы, как ответственные люди, просто обязаны это замечать и предупреждать.

Читать полностью далее:
http://regnum.ru/news/society/2041311.html
07.12.2015 13:05

Ювенальная любовь

Тема из конференции
Выдержки из статьи
"О ней не принято писать. Ее как бы нет. Есть права детей. Есть право ребенка на семью. Но то, что эта семья может быть "профессиональной" - об этом не говорят. Почему "профессиональным" родителям платят зарплату за воспитание детей, а из родных семей изымают за бедность, рассказали газете "Вся Тверь" общественные активисты Алексей Хохлов и Елена Козлова.

Общество имеет право знать, что происходит за кулисами Министерства социальной защиты, ведь прийти могут в каждую семью!
...
А.Х.: Об одном из таких случаев было очень много написано. Одинокая женщина поехала в Москву устраиваться на работу, так как здесь найти ее не могла. За детьми присматривала подруга. В это время в доме случился пожар. Детей забрали в детский дом. На одном из свиданий мать узнала, что у ее сына вырезали почку, хотя никакого диагноза, предполагающего такую операцию, не было. Ребенок, вырванный из рук родителей, оказывается абсолютно незащищенным.

Е.К.: Есть еще более трагичные случаи. Совсем недавно в Новороссийске и Санкт-Петербурге были изъяты из семей грудные младенцы, которые спустя короткое время умерли. Предлоги для их изъятия были надуманными. Угрозы для жизни и здоровья детей не существовало (а по закону только в этом случае возможно изъятие детей без постановления суда). Произошла трагедия, а виновные так и не найдены, потому что дети умерли как бы сами. Никто в органах опеки на момент изъятия не задумался о том, что для грудного ребенка разлучение с матерью – невероятный стресс! Это совершенно бездушная, обезличенная машина, которая под лозунгом защиты прав детей разрушает семьи, калечит их жизни и нарушает право родителей на воспитание своих детей и право ребенка жить и воспитываться в родной семье.

Корр: Почему же такое происходит?

Е.К.: Некоторое время назад заговорили о сокращении числа детских домов. Во многих регионах детдома и интернаты стали закрывать и заменять их на центры временного содержания детей. То есть идея была такова, что ребенок должен жить в семье, пусть даже и патронатной, а «родители» получают зарплату. Это чисто западный подход. Во многих европейских странах и США изъятие детей соцслужбами и дальнейшее их размещение в патронатные семьи стало прибыльным бизнесом. Государство оплачивает работу соцслужб по изъятию детей, приюты (многие из них – частные) получают деньги за временное их содержание, патронатные семьи получают деньги за свою работу «папами» и «мамами». И здесь совершается подмена. Под лозунги о том, что детям в семье лучше (хотя любить детей за деньги – это нонсенс) государство решает несколько задач: снижает расходы на содержание детдомов (а это большие здания, коммунальные расходы, дополнительное образование и т.п.) и «трудоустраивает» тех, кто по каким-то причинам не имеет другой работы. Еще лоббисты патронатных семей любят твердить о том, что детский дом – это закрытая непрозрачная система, хотя это совсем не так. Детские дома очень часто посещают всякого рода проверяющие инстанции. Смогут ли эти инстанции свободно проверять отдельные семьи – вопрос. И здесь уже возможны всякого рода злоупотребления, которые в силу закрытости семьи сложно обнаружить.

Корр.: Если я правильно понимаю, то одним из самых больших изъянов ювенальной юстиции является то, что ребенка могут забрать на основании жалобы соседа, зачастую необоснованной?

Е.К.: Это не единственный изъян. Нарушается презумпция невиновности родителей. Органы опеки действуют так, словно родители заведомо виновны.

А.Х.: Хочу добавить, что ребенка могут изъять из семьи и по жалобе ребенка. Были ли такие случаи, сказать сложно. Информация закрыта. Но уже много лет назад по инициативе «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», создан «Телефон доверия», и он функционирует. На плакатах с номером «Телефона доверия» прямые призывы к доносительству на родителей в виде детских картинок. Папа и мама ругаются? Позвони! У тебя появился братик, на тебя перестали обращать внимание? Позвони! В некоторых школах можно встретить подобные плакаты. А ведь ребенок может позвонить по недомыслию. И в итоге его могут изъять из семьи.

Корр.: Слушая вас, я отчетливо понимаю, что детские дома и интернаты еще не скоро закроют. А ведь наш президент призывал именно к тому, чтобы всех детей разобрали по семьям.

Е.К.: Патронатные семьи чужды нам по духу. Это западный вариант. Как ювенальная юстиция, так и инклюзивное образование. Я затронула инклюзивное образование не случайно. На сегодняшний момент у нас декларируется в школах и детских садах инклюзия, совместное обучение здоровых детей и детей-инвалидов. Но некоторым инвалидам нужны коррекционные программы, соответствующие педагоги. Инвалидам-колясочникам нужны помощники для передвижения по школе. На это требуется финансирование, которое школы позволить себе не могут. Но это еще полбеды. При наличии в классе детей с задержками развития придется опускать планку образовательной программы для здоровых детей. А это уже нарушение их прав. Для всех групп детей-инвалидов в советское время были созданы непревзойденные программы и условия обучения в коррекционных интернатах, которые сейчас являются бременем для бюджета. Не могу не вспомнить опыт Советского Союза. Глухонемых или слабовидящих селили в одни дома, для них строили целые производства. И они находились в комфортной для себя среде. При этом вполне счастливо женились и выходили замуж за вполне здоровых граждан. С социализацией не было никаких проблем.

А.Х.: В Загорске во времена СССР был проведен замечательный эксперимент. Там создали центр обучения для слепоглухих детей. Воспитанием и обучением занялись педагог Мещеряков и философ Ильенков. В итоге четверо воспитанников поступили в МГУ, а один из них стал доктором наук – потрясающий результат! Инвалидам нужен специальный подход, а не инклюзивное образование.

Е.К.: Но вернемся к патронатным семьям. В данный момент наблюдается явный перекос в сторону патронатных (приемных) семей. В то же самое время огромное количество семей живут на грани бедности. Пособие на ребенка для малоимущих граждан около 300 рублей (зарплата патронатного родителя около 18000 рублей). Хочется понять, кому нужно отнимать детей из проблемных семей под видом профилактики неблагополучия, если можно те же деньги, которые платят в виде зарплаты патронатной семье, направить в качестве достойного пособия на детей в родные семьи. Необходимо остановить разрушение российской семьи и возрождать традиционные семейные ценности.

Читать полностью:
http://www.газета-вся-тверь.рф/?p=12010
21.11.2015 20:39

Государство отнимает детей – кто несет ответственность?

Тема из конференции
картинка

Творимый органами опеки произвол неизбежно даст кровавые всходы. Рушатся семьи, ломаются судьбы, калечатся дети… Кульминация – смерть! Она уже пришла. Вопиющее беззаконие опеки и игнорирование любых человеческих норм привели к смерти грудных детей в семьях Тонких и Назаровых. А виноват кто? Кто должен нести ответственность?

Петербургские и красноярские чиновники пытаются отмолчаться, спустить на тормозах. Мол, оно всё само, никто не виноват. Пытаются отсидеться так же, как отсиживаются в других случаях незаконного отобрания детей из семей. Почему незаконного? Да потому, что общественное разбирательство и суд возвращают детей в семьи. Через несколько месяцев, с подорванным здоровьем и психологическими травмами.

Эту тяжелую борьбу ведет общественная организация «РВС» - Родительское Всероссийское Сопротивление. Эксперты РВС констатируют – в 2015 году число обращений резко увеличилось, ювенальный произвол органов опеки растёт. Только вот ответственность за произвол никто не несет! Незаконно отобрали, через суд вернули и сделали вид, что ничего не было.

Пытаются отмолчаться и сейчас, в случае с убийством грудных детей Тонких и Назаровых. Не выйдет! Столь вопиющий случай неизбежно получит общественный резонанс. Но важно поставить вопрос не только узкий, о наказании виновных в этих преступлениях, но вопрос широкий! Вопрос о уголовной ответственности за неправомерное изъятие детей из семей!

Был на пресс-конференции общественной организации РВС, организованной на площадке агентства Regnum.
картинка

Председатель РВС М. Мамиконян, докторант медицинских наук Ф. Буранова, представитель посольства Таджикистана М. Эгамзод, клинический психолог Ж. Тачмамедова, эксперт РВС А. Коваленин, адвокат семьи Назаровых О. Барсуков, родственники пострадавших семей Тонких и Назаровых рассказали холодящие душу детали совершенного преступления. Вы только представьте! Грудных детей буквально вырывали у матерей из рук. Отказывались оформлять срочное опекунство ближайшим родственникам, не разрешали матеря увидеть отобранных и помещенных в больницы детей.

В результате, ребенок семьи Назаровых погиб в больнице через 12 часов после изъятия. Официального заключения нет! Слитое в сеть якобы-заключение без печатей и подписей не выдерживает критики (докторант Ф. Буранова специализирующаяся на проблематике цитомегаловируса камня на камня не оставила от «якобы-заключения»), участники соучастники преступления путаются в показаниях.

Ребенок семьи Тонких погиб на шестой день после изъятия. По первому заключению – погиб от внутричерепной гематомы, вызванный двумя ударами тупых предметов. Поняв, что подписали себе приговор, заключение было быстро переписано преступниками на кровоизлияние в мозг. Это у здорового-то ребенка!! Его здоровость подтверждается всеми! Начиная от матери и заканчивая заключениями врачей больницы, куда его поместили. Сейчас чиновники закрылись от любых контактов с общественностью и прессой, пытаются отсидеться, мол рассосётся всё само. Не рассосется!
картинка

Родственница семьи Тонких

Видеообращение на пресс-конференцию прислал и уполномоченный по правам ребенка РФ П. Астахов (к сожалению, на конференцию он приехать не успел, т.к. известие о её проведении застало его в служебной командировке). Так вот, Астахов прямо требует пересмотреть роль органов опеки в отношении семьи. Нужны системные решения проблемы!
картинка


И эти системные решения есть! Законопроект подготовленный экспертами РВС и неравнодушной общественности. Только вот благодаря ювенальным лоббистам из Совета по правам человека (СПЧ) законопроект «О срочных мерах укрепления семьи» уже два года лежит на полке «думского рассмотрения». А он включает в себя принципиально важные и понятные каждому положения:

Уголовная ответственность за незаконный (без решения суда) отбор детей;

Уголовная ответственность за незаконный отказ вернуть отобранного ребенка;

Обязательная необходимость судебного подтверждения незамедлительного изъятия ребенка (незамедлительное изъятие применяется в случаях непосредственной угрозе жизни и здоровью);

Судебное подтверждение лишения родительских прав.

Творимый органами опеки социальный геноцид необходимо пресечь решительным образом! В противном случае, леденящие кровь случаи будут всё чаще и чаще.

Дети – будущее России, а традиционная семья – основа российского общества. Поэтому повторю ещё раз – я требую уголовного наказания за неправомерный отбор детей из семьи! Требую!
http://kerb.livejournal.com/141004.html
18.11.2015 18:39

Пресс-конференция: государство отнимает детей — кто отвечает за их жизнь?

Тема из конференции
Социальные службы должны ответить за гибель неправомерно изъятых детей

картинка


В четверг, 19 ноября, в 12.00 в пресс-центре ИА REGNUM (адрес: 119 072, г. Москва, Берсеневский пер., д. 2, стр. 1. Телефон: +7 495 645-80-75) состоится пресс-конференция председателя Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» Марии Мамиконян.

Пресс-конференция посвящена двум недавним трагическим случаям с гибелью детей в Санкт-Петербурге и Краснодарском крае.

В Санкт-Петербурге полиция отобрала прямо из рук матери, не имевшей миграционных документов, здорового пятимесячного мальчика, Умарали Назарова. Прибывшей на место событий бабушке ребёнка, несмотря на наличие документов, позволявших оформить срочную опеку, малыша не отдали. Вместо этого, незаконно объявив его безнадзорным, Умарали поместили в спецбольницу, где обнаружили мертвым поздно вечером.

Ранее в Краснодарском крае так же внезапно умер в больнице отобранный у матери трехмесячный Родион Тонких, тоже поступивший в больницу с отметкой «практически здоров».

Появление случаев изъятия детей с их смертельным исходом — закономерное следствие расширения практики рейдов по семьям. В «Родительском всероссийском сопротивлении» (РВС) давно настаивают на введении уголовной ответственности за незаконное отобрание детей у родителей. Закон об ответственности за неправомерное вмешательство в жизнь семьи, об ответственности за жизнь и здоровье ребёнка в случае его изъятия, должен быть принят как можно скорее.

На пресс-конференции выступят адвокаты и общественные защитники пострадавших семей, эксперты РВС, врачи, члены семей, потерявших детей в результате противоправных действий проювенальных социальных служб.
http://regnum.ru/news/polit/2013366.html
15.11.2015 15:26

Зловещий Югендамт в Челябинске…

Чиновники Челябинска догоняют небезызвестный Югендамт в технологиях хищения детей у тех, кто дал им жизнь – у родителей.

Наблюдая за расползающейся по стране ювенальной юстицией, начинаешь понимать, что более мягкого варианта, нежели на Западе, ювенальной юстиции для России ждать не приходится…

В конце октября этого года к нам обратилась Ольга Николаевна. Люди, представившиеся сотрудниками опеки, похитили у нее 7-месячную внучку Олю.

Дело в том, что мама семимесячной Оли — несовершеннолетняя. Согласно нашим законам, несовершеннолетние родители вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими возраста шестнадцати лет. До этого времени ребенку может быть назначен опекун, который будет осуществлять его воспитание совместно с несовершеннолетними родителями.

В данном случае Ольга Николаевна, родная бабушка малышки, оформляла документы на опеку, потому-то она и открыла дверь людям, представившимися сотрудниками этого учреждения, решив, что им нужна дополнительная информация об условиях проживания внучки.

Но события развернулись совсем по-иному. Эти люди, не предъявив никаких документов, сообщили бабушке, что они забирают ребенка, так как бабушка вовремя не оформила опеку и поэтому она НИКТО, мать ребенка тоже НИКТО, а ребенок — государственный! Бабушка запротестовала, сказав, что поедет вместе с ними, на что ей ответили: «Собирайте вещи девочки, мы вас дождемся внизу и все вместе поедем в больницу». Однако через пару минут бабушка, выбежав на улицу с наспех собранными вещами и бутылочкой, ни людей с ребенком, ни их машины не обнаружила…

Бабушка и несовершеннолетняя мать в тот же день обратились в свою районную опеку, где им также сообщили, что они ребенку теперь НИКТО, так как вовремя не оформлена опека. Вот так органы опеки трактуют формулировку «ребенок, оставшийся без попечения родителей». На вопрос, в какую больницу увезли внучку, было сказано: «Вам незачем это знать». Когда родственники спросили об оформлении разрешения на посещение малышки в больнице, им было отказано.

Бабушка обратилась в РВС.

Далее произошло много событий: было взаимодействие с опекой, каждый шаг которой можно оспаривать в прокуратуре и суде. Общение с минздравом по поводу того, что по закону мать ребенка, не лишенная и не ограниченная в правах, имеет право находиться с ним в стационаре, однако в данном случае это право матери не позволили осуществить. Обращение в министерство социальных отношений, которое «надавило» на опеку для выдачи разрешения матери навещать ребенка в больнице...

Направлены письма прокурору города и в районную прокуратуру, будет подано исковое заявление в суд.

Сколько времени уйдет на доказательство того, что родные бабушка, мать и внучка — это одна семья, сказать трудно. Что станет со здоровьем маленькой Оли? Неужели органы опеки могут выполнять лишь надзирательную и карательную функцию, вместо реальной помощи семье?

Маленькая Оля, которая уже почти 3 недели находится вне дома, похудела, перестала улыбаться и гулить (до этого была очень улыбчивым и жизнерадостным ребенком), стала слишком тихой и спокойной.

Мы предаем огласке данный случай для привлечения внимания общественности к этому беспределу и беззаконию, сравнимому с действиями немецкого Югендамта и норвежского Барневарна. Мы очень обеспокоены тем, что данные действия органов опеки трактуются как якобы законные, а значит, могут тиражироваться и разрушить не одну семью…

Екатерина Забачева, РВС
http://r-v-s.su/statia/zloveshchiy-yugendamt-v-chelyabinske-0
09.10.2015 00:29

Ребёнка могут отнять у любой семьи: как это делается

Тема из конференции
Вместо конституционной обязанности по защите семьи система государственной опеки разворачивается в сторону отобрания детей из трудно живущих семей в пользу богатых опекунов, считает эксперт общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) Александр Коваленин

Как члену Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС), мне приходится разбирать жалобы родителей на органы опеки в случаях помещения детей без согласия родителей в учреждения или на невозвращение детей родителям по их требованию. Работая с документами, в том числе в качестве представителя родителей в органах опеки и в судах, я увидел в разных делах одну и ту же цепочку «незаконных действий по передаче детей под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи», как это называется в тексте статьи 154 Уголовного кодекса.

Такие схемы не могли не возникнуть, коль скоро в семейную сферу вторгся взгляд, что трудно живущие семьи сами виноваты в своих трудностях, и спасать надо не семьи, а детей из них, в том числе путём передачи более благополучным «замещающим» родителям. Этот взгляд вписывается, с одной стороны, в идеологию многоэтажного человечества, по которой «нижний этаж» не стоит заботы, а с другой — в идеологию рыночного регулирования всего. Соответственно, стал искусственно создаваться рынок содержания детей (пока регулируемый государством) путём ускоренного (норматив — 80 часов) обучения «замещающих родителей» и назначения им выплат на каждого ребёнка в десятки раз больше пособия по малообеспеченности.

...

Общая схема незаконных действий по реализации спроса на чужих детей такова:

1. Ребёнок помещается в госучреждение после рейда участников системы профилактики в случае какого-нибудь неблагополучия (беспорядка, шума, употребления алкоголя), но при отсутствии непосредственной угрозы жизни и здоровью ребёнка (ст.77 Семейного кодекса РФ — далее СК РФ) или признаков его безнадзорности (ст.21 ч.2 п.1 Закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»), то есть когда законные основания для насильственного перемещения ребёнка от родителей в учреждение отсутствуют. Часто при этом, для легализации нахождения ребёнка в учреждении под предлогом необходимости этого для предоставления ему ухода и питания родителей уговаривают подписать просьбу о добровольном помещении ребёнка в учреждение.

Такие факты можно установить путём сопоставления дат: дата помещения ребёнка в детское учреждение оказывается раньше даты просьбы об этом со стороны родителей. (Бывают и случаи, когда родитель действительно добровольно отдаёт ребёнка в учреждение, но после этого попадает под незаконные действия органа опеки, описанные ниже). Такое добровольное помещение ребёнка — это предусмотренная ст.155.1 ч.2 СК РФ форма помощи государства родителям, находящимся в трудной жизненной ситуации по уважительным причинам, при которой родители не теряют родительских прав и значит, должны иметь возможность забрать своего ребёнка по первому требованию.

2. Не знающим этих своих прав родителям, вопреки ст. 63, 68 СК РФ, руководство учреждения не отдает детей по их просьбе, а предъявляет незаконное требование о сборе документов для этого, которое можно предъявлять только для оформления опекунства или усыновления — справки о здоровье, о зарплате, акт обследования материально-бытовых условий. Последний подписывает сама опека, от неё зависит, какое дать заключение.

3. Пока ребёнок ещё находится в учреждении, орган опеки обращается к третьим лицам (КЦСОН, НКО) за их субъективной оценкой целесообразности «работы по возвращению ребёнка в семью»...

4. По закону (ст.123 СК РФ), чтобы орган опеки начал устраивать ребёнка под опеку, он должен присвоить себе такое право, признав ребёнка «оставшимся без попечения родителей» (ст.121 ч.1 СК РФ). Такой статус означает, что с родителями что-то случилось или они уклоняются от воспитания ребёнка. В качестве примера уклонения в указанной статье приводится отказ забрать ребёнка из учреждения.

На деле орган опеки присваивает ребёнку статус при отсутствии требуемых указанной статьёй оснований, то есть когда родители не только не уклоняются от воспитания ребёнка, но добиваются возврата ребёнка...

5. В частности, не фиксируется и отказ родителя от воспитания ребёнка, который мог бы служить основанием для присвоения статуса.

6. Игнорируется требование ч.5 ст.10 Закона № 48-ФЗ от 24 апреля 2008 г. «Об опеке и попечительстве», устанавливающей, что «бабушки и дедушки, совершеннолетние братья и сестры несовершеннолетнего подопечного имеют преимущественное право быть его опекунами или попечителями перед всеми другими лицами». Орган опеки не обращается к перечисленным родственникам ребёнка, что легко установить по отсутствию у органа опеки зафиксированного отказа всех перечисленных родственников ребёнка принять детей под свою опеку.

7. Несмотря на невыполнение указанных требований (нет акта о присвоении статуса, отказа родителей, отказа родственников), орган опеки передаёт ребёнка под опеку, что и образует эпизод преступления, в случае неоднократности такого деяния. Это делается без согласия, даже без извещения родителей (ведь они ещё не лишены родительских прав), то есть с нарушением и ст.64 (родители — законные представители детей), ст. 63 (преимущественное право родителей) СК РФ. Всего, таким образом, передача детей под опеку производится с нарушением до 4 статей СК РФ (не считая ст. 1 — невмешательство во внутренние дела семьи) и статьи Закона об опеке и попечительстве.

Этот способ передачи детей из родных семей в замещающие фактически означает внесудебное лишение родительских прав.
Читать далее и полностью:
http://regnum.ru/news/society/1986857.html
28.08.2015 16:16

Мы вас небольно зарежем

Тема из конференции
«Ласковые палачи». Чужие люди лучше знают, как воспитывать вашего ребенка.

"В прошлом номере [ссылка-1] в беседе с нашим корреспондентом руководитель движения «Родительское всероссийское сопротивление» Мария МАМИКОНЯН, член совета при Уполномоченном по правам ребенка РФ, рассказала о деятельности общественной организации родителей, противодействующей сторонникам идеи навязать нам чужеродную для наших традиций, нашего отечественного воспитания ювенальную юстицию в западном варианте и бесчинствам чиновников из органов опеки, которые действуют все активнее, разрушая семьи. Об угрозе ювенальных подходов был снят фильм под названием «Ласковые палачи». Сегодня мы публикуем продолжение разговора, в котором Мария Рачиевна говорит об опасности превращения социальной помощи в сферу услуг, о вторжении в семью новой реальности - рыночной основы. Получается, что детей вводят в рынок как продукт, что совершенно недопустимо.
...
Вот в Москве совсем недавний случай. Живут вместе мама, бабушка и четырехлетняя девочка. У бабушки появилась возрастная причуда - нести в квартиру всякий хлам. Ее дочь не вытерпела, решила делать ремонт и снесла все это в одну комнату. Бабушка взъярилась и позвонила в полицию. Появилась эта самая бригада межведомственного взаимодействия (ребенок же в семье!), увидела бардак и уволокла ребенка в реабилитационный центр (спасать немедленно! тяжелая жизненная ситуация!). Через две недели девочку вернули. С заиканием и прочими «прелестями» пережитого от разлуки стресса. С огромным трудом наши активисты добились в суде решения, что эту мать не надо ставить на учет опеки как «опасную». А кто ответит за психологическую травму ребенка?
Еще одна история, между прочим, в том же округе. Двое братьев, 10 и 12 лет, жили в съемной квартире вместе с отцом и его гражданской женой. Отец заболел и внезапно умер. В тот же день опека забрала со скандалом мальчиков у далеко не посторонней им женщины и отправила в больницу, в карантинное отделение. Хотя они не беспризорные, не в люке найденные, а посещающие школу и спортивные секции обычные мальчики. Почему это было сделано? В день смерти отца! Потому что черствость, бесчеловечность и полное ощущение безнаказанности. То есть детям мало того, что отец умер, они оказываются буквально за решеткой, да еще и в разных палатах. И находятся там, испуганные и растерянные, две недели. Пока общественникам в лице РВС не становится известно об этом беспределе. Детей переводят в реабилитационный центр, приезжает родная мать из соседней области и их забирает. Опека же за две недели не удосужилась сообщить матери о случившемся, что обязана была сделать немедленно. Не оформила она и приемной матери временную опеку, что тоже могла и должна была сделать. И по норме закона, и по норме человеческого участия.
А вот маргинальные, действительно неблагополучные семьи, с которыми много хлопот, органы опеки подчас обходят стороной.
- Почему они не спешат помочь детям из таких семей? Ведь они в самом деле живут плохо и нуждаются во вмешательстве и защите...
- Идти в «воронью слободку», где можно получить очень жесткий отпор, не всякий захочет. К тому же дети, живущие в маргинальных семьях, нередко больны и психически неустойчивы - они не представляют такого, извините, рыночного интереса. Пока что в основном атакуют самый беззащитный слой наших соотечественников, тех, кто не может нанять адвоката, к кому можно придраться «по бедности». И уж конечно, прежде всего - одиноких матерей, многодетных. Но сейчас участились случаи, когда атакуют совершенно благополучные семьи. Дети оказываются инструментом давления. Можно припугнуть, угрожая отнять ребенка.
Придраться ведь можно к любой семье: или у ребенка нет отдельной комнаты, или мало игрушек, или нет порядка в квартире и т. д. И конечно, полную свободу работники этого «фронта» получат, если окажется принят уже подготовленный закон «О семейном насилии» - я упоминала о нем, - а насилием будут считаться все воспитательные меры, которые родители традиционно применяют по отношению к детям. Введение западных норм, таких как «экономическое насилие» (не даете чаду желаемого количества денег на карманные расходы, не считаете нужным покупать новый айфон), «психологическое насилие» (любое высказанное недовольство ребенком), сделает жизнь семьи невыносимой. А «эксплуатация»? (Это когда вы привлекли его к домашней уборке.) Одним словом, будет очень много оснований, по которым вас можно взять на контроль, а там и лишить детей за «неправильность». Знаете, сейчас уже введен термин «компетентное родительство». Компетентные - это те самые «профессиональные родители», которые прошли трехмесячные курсы и получают зарплату за патронатных детей. А вы со своей родительской любовью и замшелыми представлениями, переданными от мам и бабушек, увы, некомпетентные. И сотруднице опеки виднее, как надо вашего ребенка воспитывать и кому - может быть, вовсе и не вам, а более компетентным гражданам.
Сегодня крайне необходим закон, ставящий органы опеки в строгие рамки. Нужно законодательно закрепить положение, при котором произвол типа изъятия ребенка под видом «экстренных обстоятельств» станет уголовно наказуемым. Ведь безнаказанность органов опеки и полиции в сочетании с узаконенным рыночным подходом и передачей сферы социальных услуг от государства к НКО может очень скоро привести к ужасным последствиям."
Читать полностью:
http://www.ug.ru/archive/60230
25.07.2015 23:11

Что нужно сделать, чтобы защитить семью?

Тема из конференции
Выступление Александра Коваленина, руководителя Новосибирского регионального отделения РВС
II съезд РВС
картинка
itok=ApuxP9b2
Александр Коваленин

Дорогие товарищи! Уважаемые гости!

Вы уже видели, как мы работаем — когда мы защищаем семьи по их обращениям, то не ограничиваемся только тем, что разрешаем ситуацию. Мы всегда стараемся осмыслить, что произошло, почему семья попала в такую ситуацию, почему ей пришлось обратиться к нам. Мы общаемся с опекой не только в зале суда, но и за столом переговоров, вместе находим выходы из ситуации. И у нас появляется какой-то взгляд — не просто от лозунга «Долой ювенальную юстицию!», а от опыта. Мы сейчас поэтому уверенно начинаем говорить о семейной политике — и в критическом ключе, и в конструктивном ключе.
...
Первый тезис, который я хочу заявить в самом начале, — это то, что объявленная Президентом в феврале 2014 года «смена вектора в семейной политике» захлебнулась. То есть она не произошла. Впервые за многие годы Президент сказал вещи, которые мы восприняли с воодушевлением, как поворотные. Потому что было сказано, что надо заниматься не последствиями неблагополучия, а, в первую очередь, причинами неблагополучия. Не просто ликвидацией сиротства, а ликвидацией причин появления сиротства.

Но, во-первых, эта концепция, эти взгляды просто были многими не поняты, и этому есть свои причины.

А, во-вторых, мы констатируем, что важнейшие решения в семейной политике принимаются как-то... не «сверху» — высшей властью или Государственной думой, и не «снизу» — представительными органами местного самоуправления, а как-то «сбоку». Некоторые фонды богатые, имеющие деньги, в том числе государственный «Фонд поддержки детей в трудной жизненной ситуации», имеют свои странные взгляды на семейную политику, созвучные некоторым глобальным трендам, [внутри которых принято считать и говорить, например], что до полутора миллиардов детей на планете подвергаются ежегодно насилию (вдумайтесь — это все дети планеты фактически!). И вот эти фонды входят в соглашение с областными правительствами (у которых бюджеты дефицитные), дают гранты некоммерческим организациям и организуют свои разработки методичек по семейной политике. И практики начинают работать по этим методичкам. Руководитель фонда Марина Гордеева высказалась однажды в таком духе, что «нам не нужно, чтобы менялись законы, мы просто меняем условия грантов — и семейная политика на местах идет по-новому».
...
Хотелось бы еще обсудить концептуально разницу между «защитой детей» и «защитой семьи». Здесь мне время сэкономила Елена Борисовна [Мизулина], очень ярко рассказавшая об одном извращении принципа защиты интересов детей — это когда за интересы детей принимаются их капризы. Согласно идеологии форсайт-проекта «Детство-2030», Национальной стратегии действий в интересах детей и этого «Фонда поддержки детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации», что значит, если вы ограничиваете ребенка в его капризе: он хочет конфету, а вы говорите: «Сначала кашу»? Значит это, что вы, во-первых, не умеете подойти к ребенку и с ним поиграть, чтобы он захотел кашу. Также это значит, что вы проявляете эмоциональное насилие. Кроме того, это значит, что вы — «некомпетентный родитель», более того — у вас конфликт в семье, а это — уже повод для вмешательства [в дела семьи]. Казалось бы, это такая умозрительная картинка, но на самом деле это реальная, выстроенная ювенальная идеология, применение которой мы уже видим на практике, в судебных делах, когда появляются слова «психологическое насилие», которые еще не внесены в законодательство, а по методичкам уже идет работа.

Другое извращение понятия «интересов детей», оторванных от главного интереса — сохранения родной семьи, — это когда материальные условия считаются важными для «интересов детей». Это сразу же открывает дорогу... это идеологически оформляет перекачку детей от бедных семей к богатым. Мне уже присылали наши активисты судебное решение, в котором одним из аргументов, почему не нужно отдавать ребенка в родную семью, служит то, что «а во временной семье у него уже созданы хорошие условия». То есть опять мы видим, что механизм начинает работать до того, как он попал в закон.

Здоровая семейная политика будет тогда, когда меньше будет «защиты детей», а больше будет «защиты семьи», потому что настоящий интерес детей никогда не может быть в разрыве с защитой его семьи.

(Аплодисменты.)

Что нужно сделать, чтобы защитить именно семью?

Первое, что нужно сделать, — это защитить само понятие семьи. Защитить не только от извращенных толкований, которые на современном Западе приняты, но и от другого — от таких определений, которыми полон Семейный кодекс: «семья приемная», «семья профессиональная». Такие «семьи» на самом деле не являются семьями по несоответствию двум критериям: первый — это автономность принятия решений и полнота ответственности за детей, второй — это бескорыстие.

У нас сейчас пирамида поддержки семьи перевернута. Родная семья получает 318 рублей (на примере Новосибирской области), а приемная семья — 18 тысяч рублей, в 60 раз больше! В других регионах разница меньше, но тоже двузначная.

(Аплодисменты.)

Это привело к страшному явлению, которое еще будет корежить нашу жизнь, что бы ни говорили мы, наши друзья — законодатели и Президент: появился спрос на чужих детей. Школы приемных родителей переполнены, в них очереди! И очереди выпускников этих школ — за детьми! Они ждут, когда появится «статусный ребенок» (то есть ребенок, которого отобрали у кого-то). И они спрашивают у преподавателей: «Может быть, в роддоме где-то договориться? Мы хотим быстрее!» То есть появляется спрос, который давит на общество.

Центром семейной политики становится аист, который приносит детей приемным семьям. И мы как взрослые люди должны себя спросить: «Откуда, от кого аист приносит этих детей?» Нужно ли удивляться, что появляются предложения узаконить посреднические услуги работникам опеки? Нужно ли удивляться тому, что появляются такие дикие инициативы, как анонимные роды или беби-боксы? То есть появляется уродливое явление, которое непонятно, как исправлять. Единственное, что [мы можем и должны делать сейчас], — это не допускать в дальнейшем эскалации «политики замещения семьи». Правильно?
Чтать полностью:
http://gazeta.eot.su/article/chto-nuzhno-sdelat-chtoby-zashchitit-semyu
13.07.2015 11:18

Недобросовестных чиновников предлагают наказывать за незаконное изъятие детей из семьи

Тема из конференции
Москва, 12 Июля 2015, 20:32 — REGNUM Член Общественной палаты РФ Людмила Виноградова, выступая на открытии II съезда «Родительского всероссийского сопротивления» (РВС), посвященному проблемам образования напомнила Ольге Баталиной, что готова лично представить на рассмотрение Госдумы или профильного комитета законопроект об уголовной ответственности о незаконном изъятии ребёнка из семьи.

Законопроект, разработанный специалистами РВС и «Юридического фронта», касается недобросовестных чиновников, которые злоупотребляют полномочиями изымая ребёнка из семьи, нанося ему тем самым психологическую травму.

Также специалисты родительского комитета внесли поправки в пункты ФЗ № 442, в том числе о том который предусматривает возможность навязать гражданину социальное сопровождение без его согласия.

Как сообщало ранее ИА REGNUM, председатель комитета Государственной думы РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов Ольга Баталина на открытии II съезда РВС заявила о невозможности защиты семьи без активной родительской общественности

II съезд Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» проходит 12 июля в Концертном зале им. П.И. Чайковского в Москве. Он посвящен отчету о двухлетней работе организации, концепции семейной политики и обсуждению проблем воспитания, образования и развития детей и молодежи.

РВС — организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало инициатором создания РВС. Учредительный съезд РВС состоялся 9 февраля 2013 года в Колонном зале Дома Союзов в Москве.

Подробности: [ссылка-1]

ВТОРОЙ СЪЕЗД РВС (МОСКВА, 12 ИЮЛЯ, 2015)
Часть 1 [ссылка-2]
Часть 2 [ссылка-3]
Часть 3 [ссылка-4]
Часть 4 [ссылка-5]
Часть 5 [ссылка-6]
Часть 6 [ссылка-7]
Часть 7 [ссылка-8]
Часть 8 [ссылка-9]
Реклама





Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

© 2000-2020, 7я.ру.

SIA "ALP-Media", Свидетельство о регистрации СМИ №000740455. info@7ya.ru, https://www.7ya.ru/

Материалы сайта носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Права авторов и издателя защищены.

06.06.2020 12:16:31

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

18+
Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!