Результаты поиска по фразе 'Телефон доверия'

30.05.2017 20:46

Мизулина: лишь 13% родителей лишают родительских прав при изъятии детей

Тема из конференции
О преувеличении реальных масштабов насилия в российских семьях заявила Елена Мизулина 30 мая на пресс-конференции в ТАСС, посвященной деятельности органов опеки, передает собственный корреспондент ИА Красная Весна. «157 родителей в 2016-м и 138 в 2015-м году были лишены родительских прав из-за насильственных действий. Таков реальный масштаб насилия, его не случайно преувеличивают, потому что все программы рассчитаны на жертв насилия» - заявила сенатор Елена Мизулина на пресс-конференции в ТАСС. Конференция, на которой выступает Мизулина, посвящена обнародованию доклада РВС и других организаций защиты семьи и детства. Доклад является альтернативным по отношению к официальному докладу Уполномоченного по правам детей Анны Кузнецовой. Мизулина заявила, что только 13% детей, изъятых из семей на данный момент, лишили родительского попечительства. Ежедневно из семей изымают 850 детей, из которых 740 изымаются на время (38% из них, в частности, возвращают в семьи в течение года). Часть же детей остается в учреждениях, после чего помещается в «замещающую среду». По любому сигналу к семье выезжает оперативная бригада в составе сотрудников полиции, соцработников и работников опеки. Родители при этом не имеют права воспрепятствовать попаданию в дом сотрудников государственнных органов. До 60% заявлений на временное помещение ребёнка в социальные приюты пишется родителями уже после помещения туда ребёнка - то есть пишутся под давлением органов опеки. «Семьи не должны «выявлять» таким способом, каким выявляют сейчас» - подчеркивает в выступлении Мизулина. Напомним, что необходимость проведения альтернативного анализа российской практики изъятия детей из семьи и избыточного вмешательства органов опеки и попечительства возникла из опасений, что поручение, данное президентом РФ Минтруда, ОП РФ и Уполномоченной по правам детей Анне Кузнецов, будет профанировано и выполнено формально
http://rvs.su/statia/mizulina-lish-13-roditeley-lishayut-roditelskih-prav-pri-izyatii-detey#hcq=1S8d8lq
19.05.2017 14:31

Время требует отчётливости. Открытое письмо омбудсвумен Кузнецовой

Тема из конференции
картинка


Открытое письмо председателя общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» М. Р. Мамиконян Уполномоченной при Президенте РФ по правам ребенка Кузнецовой А. Ю. Госпожа Кузнецова! Заявляю Вам о своем выходе из Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка. К этому меня вынуждают Ваши заявления, Ваша позиция по важным вопросам семейной политики и необходимость для меня как общественного деятеля занять недвусмысленную и последовательную позицию в идущей острой борьбе за стратегию семейной политики России. Когда Президент назначил Вас на этот пост, в обществе возникла надежда, что Вы займете бескомпромиссную позицию по отношению к той стратегии, которая под лозунгом защиты прав ребенка разрушает российские семьи в корыстных частных интересах. Такая позиция требует мужества и нуждается в поддержке. Поэтому после Вашего назначения мы обещали Вам поддержку — но именно такой позиции. Однако Ваша деятельность на новом посту обманула ожидания общества и всех, кто особенно обеспокоен формирующимися опасными тенденциями в семейной политике РФ. К настоящему моменту стало очевидно, что Ваши взгляды на семейную политику и представления «Родительского Всероссийского Сопротивления» категорически расходятся. Сначала Вы сформировали при себе Общественный совет, в который были собраны и те, кто защищает семьи, и те, от кого их приходится защищать — те, чей бизнес-интерес завязан на выявление семейного «неблагополучия» и дальнейшее устройство новых «социальных сирот» при живых родителях либо — на «сопровождение» семей, что тоже дает простор фантазии и предприимчивости. Такое «впрягание в одну телегу» несовместимых лиц, отражающих совершенно разные позиции, сразу показало, что у Вас нет внятной позиции в сфере семейной политики и Вы не имеете четкого понимания, что есть добро в этой области, а что — зло. Ваша дружба с теми, кто организует вмешательство в российские семьи и отобрание детей сослужила Вам плохую службу: вы не смогли в назначенный Президентом срок представить ему внятный отчет о том, что происходит с отобраниями детей. Вы обратились не к опыту родительской общественности, которая давно «в теме», а к людям, которые не знают, что проверять, и обращаются за данными как раз к тем, кто и производит отобрания. Пытаясь Вам помочь выполнить Поручение Президента, мы разработали и направили Вам методику сбора данных, необходимых для последующего анализа в центре. («Большая стирка, или Как выполнить поручение Путина без профанации» [ссылка-1]). Однако Вы предложенную методику даже не довели до рабочих групп, в результате чего мы видели на Вашем сайте лишь бодрые рапорты [ссылка-2] о том, что в стране всё спокойно. Но в стране не спокойно! Практика отобраний детей в России уже укоренилась и широко распространена. И не надо говорить, что эти случаи единичны! Только ощущение безнаказанности и привычность вторжения в семьи позволяет органам опеки и ПДН творить такой беспредел [ссылка-3] при отобрании детей! Также показательно, что Вы постоянно и настойчиво высказываетесь за всемерную поддержку сектора замещающих семей и демонстративно уклоняетесь от внятных оценок внедрения «бэби-боксов» — циничного инструмента добычи детей для этого сектора. Очевидно, что Вы совсем не понимаете, что такое «ювенальная юстиция» западного образца, какую роль в ней играют интересы добычи детей для рынка устройства их в частные руки, не понимаете, каково участие в этом силовых структур. Вы развиваете систему приемных семей, создающую спрос на вмешательство в родные семьи и отобрание детей — в пользу материально мотивированного «платного родительства», где на ребенка получают в десятки раз больше денег, чем рядовые малообеспеченные семьи, то есть Вы помогаете тем, чья странная привилегия — воспитывать детей и больше нигде не работать — строится на чужих несчастьях и уже становится раковой опухолью бюджета России и регионов. Вас не останавливают на этом пути даже последние резонансные случаи, показывающие, что чужие дети стали для многих бизнесом, и что патология «рыночного» отношения к детям закономерно оборачивается тяжелыми психическими патологиями и зачастую гибелью детей. Сейчас очевидно, что Вы совершенно не разделяете получившие поддержку Президента России представления «Родительского Всероссийского Сопротивления» о необходимости ликвидировать рынок детей в России, который очевидным образом создает спрос на вмешательство в родные семьи. Вы также не разделяете нашу уверенность в необходимости максимально отстранить опеку от родной семьи. Наоборот, Вы идете на поводу у беззакония опеки, призывая разрабатывать «порядок возврата в семью» без суда отобранных детей! Рассматривая проблему с отобраниями детей, Вы прячетесь за оценки прокуратуры, которая, по Вашим словам, считает, что нарушения при отобрании детей единичны. Но ведь Президент спрашивал Вас — независимого правозащитника, а не прокуратуру! — потому что для любого неангажированного человека, сталкивавшегося с проблемой, постыдная позиция прокуратуры в вопросах отобрания детей более чем очевидна. Даже в известных всей стране резонансных (единичных ли?) случаях мы не видим привлеченных к ответственности должностных лиц. Несмотря на многочисленность случаев отобрания детей за то, что «семья была в социально-опасном положении», или просто уже за то, что «ребенок был без законных представителей» (то есть под присмотром родственников или знакомых), мы не видим ни протестов прокуратуры, ни возбужденных дел о превышении полномочий. Так при чем тут прокуратура? И кого Вы защищаете — детей и семьи или чиновников, использующих свое положение во вред российским семьям и в своих корыстных интересах? При такой диаметральной противоположности взглядов я не вижу для себя возможным принимать участие в «работе» в Вашем Общественном совете. Время требует предельной отчетливости. Если мы проиграем борьбу за семейную стратегию, если семейная политика будет двигаться не интересами родных семей России, а рыночными аппетитами «отбирателей» и «сопроводителей», это будет поражение России, которое мы себе не сможем простить. Жаль, что Вы это так не ощущаете. Мария Мамиконян

[ссылка-4]
http://r-v-s.su/statia/vremya-trebuet-otchyotlivosti
18.05.2017 11:20

Уполномоченные по «правам творить что угодно» при президенте

Тема из конференции
Ну, вот вам и новый детский омбудсмен. М-да. Обладать прокурорскими полномочиями (проверять детские учреждения временного содержания могут прокурорские и УПР) и не использовать их, а ссылаться на прокуратуру – моветон для госслужащего.
При этом даже Общественная палата РФ пошла дальше и привлекает к сотрудничеству адвокатов, которые непосредственно вели ювенальные дела.

"Сначала новости.
Первая новость. Обвинения в искажении фактов незаконного изъятия детей в стране высказала в отношении Анны Кузнецовой, уполномоченной по правам ребенка при президенте РФ, сенатор Елена Мизулина в ходе представления подготовленного общественными организациями независимого мониторинга случаев избыточного вмешательства органов опеки и попечительства в семью, 16 мая сообщает МК.RU. Елена Мизулина, в частности, сказала: «Уполномоченная по правам детей сразу объединилась с правительством, а должна была защищать свою самостоятельность, как это делают родительские организации. Это должен быть объективный доклад, не проправительственный. Исполнительная власть отвечает за исполнение законов. Она что, сама себе плохо сделает? Она напишет о себе плохо? Тем более отчитываясь перед президентом, которого они боятся? Да никогда! А мы получим доклад, где все красиво, шито-крыто», — заявила сенатор о докладе Кузнецовой, связанном со случаем изъятия детей из семей. Мизулина пообещала подготовить и представить президенту альтернативный правительственному доклад и констатировала, что работать вместе с детским омбудсменом пока не получается. Данный выпад прозвучал в ответ на вчерашнее заявление Кузнецовой о том, что случаев незаконного изъятия детей из семей — единицы.
Данные самой Мизулиной, полученные в ходе четырех независимых мониторингов, проведенных общественными организациями, говорят совершенно об обратном. Сенатор утверждает, что число изъятий детей даже из благополучных семей в России растет. В связи с этим Мизулина, среди прочих поправок в семейное законодательство, предлагает ввести уголовную ответственность за незаконное отобрание детей. Сенатор полагает, что сложность внесения поправок об ответственности за незаконное изъятие детей состоит в том, что многие механизмы ювенальной юстиции «спрятаны» в подзаконных актах, а также в постановлениях регионов. «В России на всех уровнях власти существует очень слаженное ювенальное лобби. Именно из-за него нам и не удается внести поправки в законодательства, которые могут остановить незаконные действия в отношении семей с детьми», — заявила Мизулина.
Детский психолог, член правления Российского детского фонда Ирина Медведева сообщила, что в незаконном изъятии детей в стране теперь участвуют и психиатры, по некомпетентным оценкам которых выносят вердикты о лишении родительских прав. «Карательная психиатрия в полной мере использует свои методы. Я каждый раз поражаюсь, когда читаю заключения, причем от компетентных психиатрических организаций. Они явно делаются по заказу, но не от суда, естественно. Сегодня много бездетных пар, так что, вероятно, есть коммерческий стимул писать такие абсурдные заключения», — рассказала Медведева.

И вторая новость.
Россия и Финляндия подпишут соглашение о совместной работе в сфере защиты прав детей, сообщает «Российская Газета» 17 мая. На следующей неделе Анна Кузнецова отправится в Финляндию, где планирует подписать с финским коллегой соглашение о совместной работе в сфере защиты прав детей и поддержки и сохранения семьи.

Комментарий.
Анна Кузнецова была одной из тех, кому президент РФ Владимир Путин 1 января поручил до 1 марта «проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью». Она инициировала создание рабочих групп в регионах, которые в основном собрали готовую официальную статистику, не анализируя конкретные дела и документы. То есть саботировали поручение президента как по срокам, так и по смыслу. Уполномоченные по правам детей наравне с прокуратурой имеют полную возможность проверять детские учреждения. Ссылаясь на прокурорские проверки, они отказываются от своих функций. Без этих функций они становятся декоративными правозащитниками, еще одной превращенной формой, которых и так хватает в нашей современной действительности.
Очевидно, что Кузнецова не может идти против чиновничьего аппарата даже ради детей. Это ее заявление и сам результат мониторинга был вполне предсказуемым, как бы кому ни хотелось на нее надеяться. Среди уполномоченных много (но не все) и юристов, и бывших прокурорских работников, есть и примитивные формалисты, и настоящие ювеналы. Их интерес в сохранении существующего курса. В этом случае они уже не уполномоченные по правам ребенка, а уполномоченные по правам чиновников, отбирающих детей. И в качестве закономерного итога взятого ювенального направления уполномоченная по правам ребенка едет перенимать опыт финских ювенальных фашистов. Тех самых, от которых нельзя спастись даже если приехать в Финляндию с детьми по турпутевке. «Эффективные формы» работы ей нужны. Все, край. Институт уполномоченных по правам ребенка сдается ювеналам с потрохами, а значит, на защите детей от ювеналов остаются только общественники."

Игорь Бигаев, РВС
http://r-v-s.su/statia/upolnomochennye-po-pravam-tvorit-chto-ugodno-pri-prezidente#hcq=XYpKXjq"
30.04.2017 14:25

Психологи: сиротский вопрос, или О необходимости Антиювенального трибунала

Тема из конференции
Психологи Ирина Медведева и Татьяна Шишова:
...Почему самые разные дети, взятые из самых разных уголков нашей страны и отданные самым разным приемным родителям, одинаково безродны? Как будто они не изъяты из кровной семьи, а неким загадочным способом «нарисовались» в детдоме… Кого из приемных родителей ни спросишь о родне ребенка, в ответ — нечто невразумительное: «Мы не знаем… нам не сказали… кажется, не алкоголики (или, наоборот, алкоголики)». Но никакой конкретики. А ведь у каждого такого социального сироты есть своя, пусть и короткая, но биография. Свои, нередко обширные, корни: родители, бабушки, дедушки, дяди, тети, братья, сестры. В чем же дело? Неужто приемных родителей не интересуют подробности происхождения ребенка, обстоятельства его жизни в младенчестве, в дошкольном возрасте? Не интересуют причины, по которым ребенок оказался в детдоме? Позволим себе усомниться в таком массовом безразличии, особенно сейчас, когда принято уделять повышенное внимание наследственности, особенностям развития и психологии раннего возраста. Нет, дело, конечно, в другом: в новых ювенальных подходах к сиротскому вопросу в России.

Постараемся пояснить, в чем новизна. Сироты, в том числе социальные (то есть при живых родителях), естественно, были и раньше. Но во второй половине XX века, до развала СССР, если родителей лишали прав, то детей старались отдать на воспитание родственникам. И только когда это не получалось, передавали в государственные учреждения. Кроме того, родительских прав лишали в самых крайних случаях, и отобрание ребенка из-за бедности, отсутствия ремонта, наличия в доме большого количества кошек, синяка или царапины на детской коленке никому даже в голову прийти не могло. Такое традиционное представление о сиротстве настолько укоренено в сознании наших граждан, что многие до сих пор не верят в «новые подходы» к этой проблеме. А вот в сознании чиновников, обученных по ювенальным методичкам, уже сформировалось иное понимание вопроса. С одной стороны, ювенальная система «заточена» именно против кровных родственников ребенка. Именно их всегда пытаются обвинить в мыслимых и немыслимых грехах, «спасая» от них детей. А раз они такие злодеи, то к чему подробности? Зачем детализировать их облик? О них надо забыть, «яко о небывших», и начать жизнь с чистого листа. В общем, сама логика ювенальной системы диктует отрыв ребенка от корней.

Но есть и еще один серьезный мотив сокрытия информации. Поскольку детей сейчас отнимают, руководствуясь необоснованно расширенными ювенальными критериями неблагополучия, такой отъем часто незаконен. Недаром, когда родителям удается поднять шум, детей соглашаются вернуть. Поэтому чиновникам выгодно наводить тень на плетень, выставляя родителей вконец опустившимися негодяями.

Вообще, мы полагаем, что пора потребовать серьезного расследования, в результате которого было бы установлено, в каких случаях изъятие детей из семьи было правомерным, а в каких — нет. Причем изучать надо не только по документам, в которых, как показывает опыт, нередко содержатся подлоги, клевета, но и на основании опроса свидетелей и самих потерпевших. Не сомневаемся, что картина ювенального беспредела впечатлит даже самого хладнокровного следователя…

...Теперь самое время вернуться к ребенку. К его чувствам, к его переживаниям. А говоря прямо — к его трагедии. Конспективно обозначим лишь некоторые наиболее очевидные моменты. Человек, лишенный родных, чувствует себя беззащитным. Причем это не обязательно означает, что его реально некому защитить или что родные непременно могут обеспечивать необходимый уровень защиты. Это более глубинное, иррациональное чувство, присущее всем людям, всему человеческому роду. Игнорировать его — значит усугублять страдания от одиночества, страхи, тоску, депрессию.

В более взрослом возрасте подобные страдания могут отойти на второй план, поскольку человек обретает опоры в дружбе, в деятельности, в любви. Многие сироты стремятся как можно раньше обзавестись семьей, чтобы создать свой род. Стать родо-начальниками. Но парадокс нашего времени заключается в том, что, изымая ребенка из семьи, делают вид, будто кровное родство ничего не значит. А когда тот же самый ребенок подрастет и решит обзавестись потомством, вопрос наследственности выйдет на первый план. И сейчас-то все эти генетические тесты и анализы уже никого не удивляют. А что будет дальше?

Евгеника на марше, уроки Нюренберга позабыты. Уже, не стесняясь, говорят о сиротах как о группе риска с точки зрения генетики. То тут, то там раздаются предложения стерилизовать «маргиналов», рекомендуют не заводить детей людям с отягощенной наследственностью.

И у сироты возникает новая почва для чувства собственной неполноценности, тревог и страхов. Он ничего не знает о своих родителях, но краем уха слышал, что они его бросили, что он им был не нужен. Какая уж тут хорошая наследственность!.. А раз так, то имеет ли он право на отцовство, а она — на материнство?

В западных странах, кстати, сироты, ставшие родителями, автоматически заносятся в базу неблагополучных, и у многих из них отнимают детей как раз потому, что у сирот «нет образа семьи» и «сомнительная генетика».

Подстерегает подросшего сироту и ловушка со стороны психологии. Особенно — модного нынче психоанализа, который придает очень большое значение ранним психическим травмам. А тут травма налицо, да еще какая! Утрата родителей! Когда ребенка изымали, это, правда, никого не волновало, но сейчас… Может ли психика такого человека быть полноценной?! Следовательно — может ли он стать полноценным родителем? Ну, разве только, если осуществлять раннюю профилактику, назначить ему социальное сопровождение, следить за каждым шагом и при малейших признаках неблагополучия незамедлительно изъять ребенка.

Все. Ловушка захлопнулась...

Читать интересные подробности:
https://regnum.ru/news/polit/2262188.html
27.04.2017 13:44

Людмила Виноградова: опека относится к детям, как к щенкам

Тема из конференции
картинка


III Съезд РВС. Выступление члена Общественной палаты РФ Людмилы Виноградовой
Добрый день, уважаемые участники съезда, делегаты, гости! Я хочу начать свое выступление с воспоминаний пятилетней давности и таким образом я попытаюсь ответить на прозвучавший последний вопрос Алексея Юрьевича и на те вопросы, которые были поставлены в предыдущих докладах.

Тема у нас сегодня серьезная и связана с юриспруденцией и, естественно, связана с серьезными вопросами. Поэтому попрошу вас набраться терпения, и это будет не напрасно, потому что очень важные вопросы — «кто виноват?», «что делать?» и откуда «ноги растут» или «уши торчат». Давайте попытаемся разобраться.

22 сентября 2012 года у Крымского моста проходил митинг против ювенальной юстиции. Я тоже не осталась в стороне, поскольку тогда активисты сопротивлялись против двух законопроектов, вы все это хорошо знаете: против законопроекта о социальном патронате и об общественном контроле за детскими учреждениями. Я писала на эти два законопроекта свои юридические комментарии, было собрано 260 тысяч подписей под обращением к президенту. И, естественно, когда был организован этот митинг 22 сентября, и, как вы все помните, были собраны коляски с папками и с подписями и мы шли по набережной к Крымскому мосту, я также принимала в этом шествии участие. Из толпы в тот момент, когда наши активисты кричали: «Руки прочь от наших детей!», «Не отдадим наших детей!», — раздался такой презрительный мужской голос: «Кому нужны ваши дети?» Знаете, так резануло и в общем-то как-то обидно показалось. Вроде бы, действительно, если не нужны — никто не будет отбирать, это же хорошо. Но, с другой стороны, что-то мне не давало покоя, и саднила вот эта вот фраза. Зацепила, короче говоря.

В то время не было еще «закона Димы Яковлева» и поэтому, конечно, активисты боялись того, что дети наши будут уходить за рубеж. В представлении народном так и было, оно и на самом деле так и было, что дети отдавались в педофильские притоны, для трансплантологии в другие страны, для однополых пар и, естественно, в богатые американские семьи, куда без этого...

И вот этот вот вопрос — он меня заставил заняться каким-то юридическим расследованием. Я решила для себя открыть, кто у нас в стране интересант, потому что, понимаете в чем дело, нам же удалось отбить эти два законопроекта, а наступление ювенальной юстиции продолжалось. И 28 мая 2012 года была подписана Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012–2017 годы. В соответствии с этой стратегией начала выстраиваться социальная политика. И вот этот поток новых и новых ювенальных законопроектов, он не прекращался. То есть у меня закралось сомнение. Да, я понимаю, мировая закулиса, сокращение народонаселения, тренд на то, чтобы детей рождалось как можно меньше, и для этого любые меры хороши, но надо было найти, кто у нас в стране-то в этом заинтересован. Ну, закулиса — закулисой, понятно, это всё так, а что внутри-то делается? И тут, как бывает, знаете — информация идет, когда задаешься каким-то вопросом.

8 ноября 2012 года по центральному телевидению проходит передача «Сенат», и тема там разбирается: «Нужна ли России ювенальная юстиция?». В то время участниками передачи были еще на тот момент депутат Государственной Думы Клишас, один член Совета Федерации, к сожалению, не помню фамилии, и президент Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Марина Оскаровна Егорова. Они представили, так скажем, уже отклоненный законопроект о социальном патронате. И они его так своеобразно, можно сказать, интерпретировали, что мне это показалось очень подозрительным. Зачем людям такого уровня, такого ранга заниматься манипуляцией сознанием? И я, как за ниточку, потянула и начала распутывать этот клубок.
Оказалось, что Марина Оскаровна Егорова — не только президент этого национального фонда, она еще, само собой, обаятельная женщина и может усыпить бдительность любого, но не меня, поскольку я в то время этим законопроектом о социальном патронате очень плотно занималась и знала его досконально. Но она еще в то время была и членом правительственной комиссии по защите прав детей. Вот это сочетание: президент неправительственной некоммерческой организации (НКО) и представитель государственной комиссии — меня немного смутило. Я начала смотреть, что это за национальный фонд и что это за серый кардинал такой.

Оказалось, что этот национальный фонд работает в нашей стране с 2004 года. В открытом доступе нашлось очень много интересной информации на самом сайте этого национального фонда. Данные из отчета Национального фонда защиты детей от жестокого обращения за 2010–2011 годы повествуют о том, что представители этого фонда участвовали в формировании государственной политики в интересах детей. Каким путем? Они участвовали в обсуждении и подготовке государственных решений на федеральном и региональном уровнях. Фонд принимал активное участие в разработке основополагающих документов в сфере защиты детства.

Ну и самыми такими значимыми из них я выбрала те, которые разрабатывались при участии Национального фонда. Это, во-первых, проект Программы «Комплекс мер, направленных на совершенствование деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по оказанию помощи детям и подросткам в случаях жестокого обращения с ними». Какая истерия у нас в стране по поводу жестокого обращения, вы сами знаете.

В рамках программы «Компас для детства» фонд разрабатывал методический инструментарий для региональных органов государственной власти. Сформирован Консультативный совет программы, в который вошли представители Администрации президента РФ (в то время — Медведева Д.А.), Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Министерства здравоохранения и социального развития РФ, Министерства образования и науки РФ, Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, Общественной палаты РФ, Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), научных организаций.

Партнерами фонда в выполнении программы являются Центр фискальной политики и Институт социальных услуг (Institute for Human Services, IHS). Программа реализуется при поддержке Агентства США по международному развитию. География реализации программ и проектов, проводимых этим фондом:

1) регионы внедрения моделей профилактики социального сиротства (41 регион);

2) регионы-участники сетевого проекта «Ассоциация содействия модернизации домов ребенка» (18 регионов).

Читать далее очень интересное:
http://rossaprimavera.ru/article/fz-no-442-ob-osnovah-socialnogo-obsluzhivaniya-grazhdan-v
17.04.2017 10:37

Разрушение семьи и разрушение страны - процессы взаимосвязанные

Тема из конференции
"Идет перестройка мира под интересы меньшинства. Ювенальщина - часть перестройки каждого человека под эти интересы."
Видео: [ссылка-1]
06.03.2017 12:42

JUGENDAMT — двадцать лет уничтожения института семьи в Германии

Тема из конференции
[ссылка-1]

Максим Жиленков, правозащитник, ФРГ.
"Я вместе со своими товарищами оказывал нескольким семьям, проживающим в Германии, помощь по возращению детей, изъятых немецкой ювенальной юстицией. В процессе знакомства с практикой работы немецких ювенальных служб, я также изучил статистику изъятия детей из семей в Германии за последние двадцать лет.

Для Германии – во-первых, потому, что изъятие детей из семей преимущественно происходит в семьях граждан Германии (о чём я буду подробно говорить в своём докладе). Во-вторых, анализ статистики работы немецкой ювеналки показывает тревожные тенденции с изъятием детей, которые имеют системный характер. Я считаю, что в этом в целом проявляется одно из составляющих печального процесса, происходящего сегодня в западных странах, когда то, что когда-то называлось классическими западными ценностями, а именно крепкая семья, национальное государство, подлинный гуманизм – уходят в прошлое. При этом как мне кажется, такая трансформация Запада проходит при неведении большинства населения самих западных стран, совершается незаметно, без полноценного обсуждения с обществом и серьёзных дискуссий в политическом пространстве.

Для России же изучения немецкого опыта ювенальной юстиции будет также очень полезно, потому, что позволит понять, к каким результатам пришла семейная политика, основанная на ювенальных технологиях, которая изначально заявлялась как благое начинание и одной из главных целей которой объявлялась предотвращение насилия над детьми в семье."
Читать далее: [ссылка-2]
16.01.2017 15:47

Декриминализация побоев - сохранение российских семей

Тема из конференции
Интервью эксперта РВС, члена Общественной палаты РФ Виноградовой Л.Н. Радио Россия, передача "Взлётная полоса".

Федеральный закон №323, принятый этим летом, нанес страшный удар по российским семьям. Об этом заявила эксперт РВС, представитель Общественной палаты РФ, Людмила Виноградова.

Выступая в эфире «Радио Россия» 13 января, Виноградова прокомментировала прошедший в Госдуме в первом чтении законопроект, вносящий в так называемый «закон о шлепках» исправления, выводящие побои из уголовных правонарушений в административные. В нынешнем своем виде закон предусматривает уголовное преследование вплоть до двух лет для родителей за легкие физические наказания детей. Каждая царапина, каждый синяк на теле может стать причиной заведения уголовного дела. Кроме того, сейчас статья 116. "Побои" часто используется супругами для шантажа.
https://www.youtube.com/watch?v=CqYz15CCwOk
02.01.2017 17:23

Почему Путин не подписал «Контингент»?

Тема из конференции
картинка

Проект № 1048557-6 «О внесении изменений в статьи 15 и 16 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации"», далее также – «Закон о системе «Контингент», или «Контингент» Президентом не подписаны. В чём причина?

Законопроект принят в третьем чтении Государственной Думой, утвержден Советом Федерации 23 декабря 2016 г. Запланирован был к введению в действие с 01 сентября 2017 года.

Одним из немногих (если не единственным) законодателей (как депутатов Государственной Думы, так и членов Совета Федерации), выступивших категорически против этого очевидно неконституционного закона, оказалась сенатор Е.Б.Мизулина. Полностью поддерживая позицию Е.Б. Мизулиной, РВС дополнительно представило публичные доводы против законопроекта: [ссылка-1]

Доводы эти основаны на анализе юридического анализа данного законопроекта экспертами РВС:

1. Юридическая несостоятельность «Контингента»

Почему закон о системе «Контингент» является безусловно ювенальным

1.1. Опека. Система межведомственного взаимодействия (опека-школа-полиция) основана на обмене любой информацией о семьях и детях. Полномочия по заполнению системы «Контингент» делегированы органам местного самоуправления, то есть прежде всего органам опеки.

Дело в том, что, в соответствии с п.3 части 1 статьи 15.1. ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (тот же изменяемый закон) органы местного самоуправления участвуют в осуществлении деятельности по опеке и попечительству, что определено также главой 18 и другими смежными нормами Семейного кодекса РФ.

Кроме того, Федеральным законом от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" (в частности, статьей 6 указанного Закона) установлено, что органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органы местного самоуправления поселений, городских округов, муниципальных районов, внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, на территориях которых отсутствуют органы опеки и попечительства, образованные в соответствии с настоящим Федеральным законом, могут наделяться законом субъекта Российской Федерации полномочиями по опеке и попечительству с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. В этом случае органы местного самоуправления являются органами опеки и попечительства.

Таким образом, законом о системе «Контингент» органам опеки, обязанным охранять лишь права детей, оставшимся без попечения родителей, передаются (делегируются) также полномочия по сбору информации обо ВСЕХ детях, посещающих дошкольные детские учреждения и школу. Эту информацию органы опеки могут собирать, хранить, обрабатывать и использовать без согласия родителей (Законных представителей) детей.

Органы опеки, таким образом, приобретают неограниченные возможности по манипулированию персональными данными, статистическими данными о «семейной неблагополучии» и другими сведениями, позволяющими осуществлять злоупотребления органов опеки в отношении обычных семей, что неоднократно фиксировалось правозащитной практикой РВС и ДО соответствующей легализации подобных действий органов опеки.

1.2. Школа. Практически персональные данные собираются школьными учителями (детсадовскими воспитателями). По сути, учителя (воспитатели) оказываются вынуждены параллельно с обучением и воспитанием учащихся собирать о них сведения, не обусловленные образовательным процессом (см. также ниже), что, неизбежно вовлекает учителя в осуществление ювенальных технологий и является одновременно фактором разрушения образования.

1.3. Нарушение прав неограниченного круга лиц (граждан России)

В соответствии с законом о системе «Контингент», Порядок формирования и ведения федеральной информационной системы и региональных информационных систем, указанных в части 3 настоящей статьи, в том числе перечень содержащихся в указанных информационных системах сведений, перечень органов и организаций, уполномоченных вносить эти сведения в указанные информационные системы, порядок и сроки внесения в них этих сведений, порядок их обработки в указанных информационных системах, срок хранения этих сведений, порядок осуществления доступа к ним, порядок обеспечения взаимодействия указанных информационных систем, устанавливается Правительством Российской Федерации. (новая редакция ч. 5 статьи 98 Федерального закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации").

Таким образом, Правительству РФ делегированы полномочия по произвольному ограничению прав граждан, что, как показывает практика, неизбежно влечет злоупотребления исполнительной власти (в лице опеки, полиции КДН и т.п.) и противоречит конституционным нормам:

- Статье 23 Конституции РФ, устанавливающей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

- Статье 24 Конституции РФ, запрещающей сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия и возлагающей на органы государственной власти и органы местного самоуправления обязанность соблюсти гарантии неприкосновенности частной жизни (а не наоборот!),

- Статье 55 Конституции РФ, запрещающей издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, за исключением меры, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Как указано выше (установлено Конституцией), право граждан на частную жизнь является естественным правом каждого гражданина России (в том числе каждого ребенка) может быть ограничено только в чрезвычайных обстоятельствах, установленных Конституцией России.

В данном же случае должностными лицами, поддерживающими спорный закон, не называется ни одного из указанных чрезвычайных обстоятельств.
Предпринимаемые законодателями попытки как-то усовершенствовать законопроект, предусмотреть какой-то перечень собираемых учителями и опекой сведений и/или ответственность должностных лиц – в любом случае обречены, поскольку перечисленные недостатки являются системными, они заложены в самой идее тотального контроля над гражданами посредством сбора информации о детях и всем, что с ними связано.

Эксперт РВС Олег Барсуков
http://rvs.livejournal.com/1146153.html
Реклама





Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

© 2000-2020, 7я.ру.

SIA "ALP-Media", Свидетельство о регистрации СМИ №000740455. info@7ya.ru, https://www.7ya.ru/

Материалы сайта носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Права авторов и издателя защищены.

06.06.2020 12:21:58

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

18+
Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!