Результаты поиска по фразе 'Социальное обслуживание'

01.04.2016 15:44

Изъяли ребенка-2. Разговор с соседкой "зато теперь тихо"

Тема из конференции
В феврале 2016 года в одном из районов Москвы, по заявлению соседа, из семьи был изъят 5-летний мальчик. Оказалось, что донос написали соседи, проживающие в другом подъезде. Эти соседи при этом даже не были уверены, на каком именно этаже проживает семья.

История об изъятии из благополучной семьи здесь [ссылка-1].

В результате прихода полиции ребенка изъяли как безнадзорного за "антисанитарию" и невыполнение родительских обязанностей. Матери говорят, что на нее заводят уголовное дело. Статью не сообщают. Мальчика уже полтора месяца перекидывают по приютам и больницам Москвы.

Сотрудники Центра по защите семьи "Иван чай" встретились с беспокойными соседями, которые из-за шума заявили в полицию.

РИА ИВАН ЧАЙ: Добрый день.

Соседка: Здравствуйте.

РИА ИВАН ЧАЙ: Можно? Мы сейчас просто рассматриваем случай: детей отобрали вот у Ваших соседей, говорили, по Вашему заявлению.

Соседка: Ну, это не совсем соседи, они в другом подъезде.

РИА ИВАН ЧАЙ: Да-да-да.

Соседка: Этажом ниже.

РИА ИВАН ЧАЙ: Этажом ниже?

Соседка: Да, они, по-моему, на восьмом этаже.

РИА ИВАН ЧАЙ: Но это Вы написали заявление в органы опеки или в госкомиссию?

Соседка: Дело в том, что был… Как, с чего начать-то? Постоянно, очень часто по выходным там, в пятницу вечером раздавался стук детский, крик, музыка там громко, все это. В основном как бы беспокоило то, что в одиннадцать, в три часа ночи кричит ребенок. Это не просто там пять минут покричал, укачали, дальше спит. По полчаса, по сорок минут. Мы вызывали полицию. Муж вызывал полицию. Они не приезжали. Ну, может быть, мы не следили, потому что это ночью происходит. Потом, когда вызвали полицию вот последний случай, потом приходили ко мне полицейские, сказали, что, да, там было безобразное состояние, ребенок весь…

РИА ИВАН ЧАЙ: Нет, вот смотрите, Вы написали заявление или вызывали полицию?

Соседка: Нет, мы вызывали полицию.

РИА ИВАН ЧАЙ: То есть Вы заявление не писали?

Соседка: Нет.

РИА ИВАН ЧАЙ: То есть просто звонили и говорили, что там Вы слышите шум. А сколько раз это было примерно?

Соседка: Полицию вызывали? Ну, наверное, три. Может быть, больше, потому что иногда муж звонил. Я лично не звонила, да, в основном это он звонил. Просто сейчас так вспоминаю, сколько раз это было. Раз они вообще в полиции сказали: «Мы ничего не поедем, пока там никого не убьют». У нас типа другая работа есть. Приходите, пишите заявление. А как писать, мы даже… Ну, он туда ходил, даже разговаривал с матерью.

РИА ИВАН ЧАЙ: Вы с ними разговаривали? Да?

Соседка: Да.

РИА ИВАН ЧАЙ: И что?

Соседка: Разговаривал с матерью, она сказала: «Да-да-да, будем следить за ребенком». И все это опять.

РИА ИВАН ЧАЙ: А у Вас дети есть свои?

Соседка: Да.

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, они не шумят?

Соседка: Ну, сейчас уже шесть там, семь лет. Сейчас уже, конечно, ночью не плачет все-таки.

27ad4ade-ab91-4533-9852-fd22af710eff.jpg

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, Вы знаете, что у них детей забрали?

Соседка: Одного ребенка – да, я знаю. Ко мне из опеки приходили тут.

РИА ИВАН ЧАЙ: И что, они спрашивали что-то?

Соседка: Они то же самое, что и Вы спрашивали: что было, кто звонил, как это часто происходило.

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, вот на сегодняшний день детей изъяли, в смысле ребенка изъяли, они сейчас в детском доме находится.

Соседка: Но это же произошло, по-моему, месяца полтора назад?

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну да, вот до сих пор.

Соседка: До сих пор?

РИА ИВАН ЧАЙ: Конечно. И основания – только вот Ваше заявление. Причем устное, как я понимаю.

Соседка: Понимаете как, мы как реагировали…

37161607-135e-4838-a674-571c9556078b.jpg

РИА ИВАН ЧАЙ: Хотите, сходим, я Вам покажу их квартиру, чтоб Вам было понятно?

Соседка: Я поняла, что там ужасная квартира.

РИА ИВАН ЧАЙ: Нет, там прекрасная квартира. Абсолютно прекрасная.

Соседка: Ну, тогда почему на следующий день ко мне приходили из полиции, показывали фотографии просто убитой комнаты?

784d9ab0-b26b-436b-bc1f-beba560ec23f.jpg
Кухня квартиры, где проживал изъятый мальчик.

РИА ИВАН ЧАЙ: Хотите, я в Вашей квартире сейчас сделаю такие фотографии? Вам понравится.

Соседка: Нет, я не хочу.

РИА ИВАН ЧАЙ: Нет, я имею в виду, что, Вы понимаете, это зависит от того, какой цели добиваются.

Соседка: Я буду рада, если вернут ребенка. Но мы вызывали в связи с тем, что, во-первых, опасались, что там делают с этим ребенком, что происходит…

РИА ИВАН ЧАЙ: Но Вы когда заходили, там была жуткая квартира что ли? Пьяные родители?

Соседка: Ну не пускали там, все закрыто. Мать – да, пару раз видела с пивом все это.

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, пиво у нас вроде еще не состояние безысходности полной как бы, да?

Соседка: Не могу сказать. А Вы думаете, нормальное состояние у ребенка, когда он по часу орет ночью?

РИА ИВАН ЧАЙ: Вы же не знаете, какие у него, какая у него психика и т. д. Вы думаете, у него сейчас нормальное состояние, когда он на психотропных аппаратах находится полтора месяца? Знаете, что такое синдром депривации?

Соседка: Нет.

РИА ИВАН ЧАЙ: Это травма ребенка психическая, которую вообще невозможно потом всю жизнь исправить, от разлучения матери с ребенком.

...

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, жалко, что Вы не хотите этого знать. Вы считаете, что Вас это никогда не коснется.

Соседка: Надеюсь.

РИА ИВАН ЧАЙ: Ну, это же, простите, не очень разумно, потому что Вы несильно от этого больше застрахованы. А даже если так, а совесть Ваша как?

Соседка: А почему Вы меня этим пугаете?

РИА ИВАН ЧАЙ: Я не пугаю Вас, я пытаюсь разбудить в Вас какое-то, так сказать, сочувствие. Понимаете? Потому что Вам шумело, а сейчас ребенок останется сиротой. Если не помочь, его вообще могут передать в приемную семью - просто из-за Вашего звонка. А Вы даже не реагируете никак по-человечески. Спасибо. Всего доброго.

Читать полностью:
http://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/izyali_rebenka_2/?back_url_admin=%2Fbitrix%2Fadmin%2Fiblock_list_admin.php%3FIBLOCK_ID%3D2%26type%3Dnews%26lang%3Dru%26find_section_section%3D95
07.12.2015 13:05

Ювенальная любовь

Тема из конференции
Выдержки из статьи
"О ней не принято писать. Ее как бы нет. Есть права детей. Есть право ребенка на семью. Но то, что эта семья может быть "профессиональной" - об этом не говорят. Почему "профессиональным" родителям платят зарплату за воспитание детей, а из родных семей изымают за бедность, рассказали газете "Вся Тверь" общественные активисты Алексей Хохлов и Елена Козлова.

Общество имеет право знать, что происходит за кулисами Министерства социальной защиты, ведь прийти могут в каждую семью!
...
А.Х.: Об одном из таких случаев было очень много написано. Одинокая женщина поехала в Москву устраиваться на работу, так как здесь найти ее не могла. За детьми присматривала подруга. В это время в доме случился пожар. Детей забрали в детский дом. На одном из свиданий мать узнала, что у ее сына вырезали почку, хотя никакого диагноза, предполагающего такую операцию, не было. Ребенок, вырванный из рук родителей, оказывается абсолютно незащищенным.

Е.К.: Есть еще более трагичные случаи. Совсем недавно в Новороссийске и Санкт-Петербурге были изъяты из семей грудные младенцы, которые спустя короткое время умерли. Предлоги для их изъятия были надуманными. Угрозы для жизни и здоровья детей не существовало (а по закону только в этом случае возможно изъятие детей без постановления суда). Произошла трагедия, а виновные так и не найдены, потому что дети умерли как бы сами. Никто в органах опеки на момент изъятия не задумался о том, что для грудного ребенка разлучение с матерью – невероятный стресс! Это совершенно бездушная, обезличенная машина, которая под лозунгом защиты прав детей разрушает семьи, калечит их жизни и нарушает право родителей на воспитание своих детей и право ребенка жить и воспитываться в родной семье.

Корр: Почему же такое происходит?

Е.К.: Некоторое время назад заговорили о сокращении числа детских домов. Во многих регионах детдома и интернаты стали закрывать и заменять их на центры временного содержания детей. То есть идея была такова, что ребенок должен жить в семье, пусть даже и патронатной, а «родители» получают зарплату. Это чисто западный подход. Во многих европейских странах и США изъятие детей соцслужбами и дальнейшее их размещение в патронатные семьи стало прибыльным бизнесом. Государство оплачивает работу соцслужб по изъятию детей, приюты (многие из них – частные) получают деньги за временное их содержание, патронатные семьи получают деньги за свою работу «папами» и «мамами». И здесь совершается подмена. Под лозунги о том, что детям в семье лучше (хотя любить детей за деньги – это нонсенс) государство решает несколько задач: снижает расходы на содержание детдомов (а это большие здания, коммунальные расходы, дополнительное образование и т.п.) и «трудоустраивает» тех, кто по каким-то причинам не имеет другой работы. Еще лоббисты патронатных семей любят твердить о том, что детский дом – это закрытая непрозрачная система, хотя это совсем не так. Детские дома очень часто посещают всякого рода проверяющие инстанции. Смогут ли эти инстанции свободно проверять отдельные семьи – вопрос. И здесь уже возможны всякого рода злоупотребления, которые в силу закрытости семьи сложно обнаружить.

Корр.: Если я правильно понимаю, то одним из самых больших изъянов ювенальной юстиции является то, что ребенка могут забрать на основании жалобы соседа, зачастую необоснованной?

Е.К.: Это не единственный изъян. Нарушается презумпция невиновности родителей. Органы опеки действуют так, словно родители заведомо виновны.

А.Х.: Хочу добавить, что ребенка могут изъять из семьи и по жалобе ребенка. Были ли такие случаи, сказать сложно. Информация закрыта. Но уже много лет назад по инициативе «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», создан «Телефон доверия», и он функционирует. На плакатах с номером «Телефона доверия» прямые призывы к доносительству на родителей в виде детских картинок. Папа и мама ругаются? Позвони! У тебя появился братик, на тебя перестали обращать внимание? Позвони! В некоторых школах можно встретить подобные плакаты. А ведь ребенок может позвонить по недомыслию. И в итоге его могут изъять из семьи.

Корр.: Слушая вас, я отчетливо понимаю, что детские дома и интернаты еще не скоро закроют. А ведь наш президент призывал именно к тому, чтобы всех детей разобрали по семьям.

Е.К.: Патронатные семьи чужды нам по духу. Это западный вариант. Как ювенальная юстиция, так и инклюзивное образование. Я затронула инклюзивное образование не случайно. На сегодняшний момент у нас декларируется в школах и детских садах инклюзия, совместное обучение здоровых детей и детей-инвалидов. Но некоторым инвалидам нужны коррекционные программы, соответствующие педагоги. Инвалидам-колясочникам нужны помощники для передвижения по школе. На это требуется финансирование, которое школы позволить себе не могут. Но это еще полбеды. При наличии в классе детей с задержками развития придется опускать планку образовательной программы для здоровых детей. А это уже нарушение их прав. Для всех групп детей-инвалидов в советское время были созданы непревзойденные программы и условия обучения в коррекционных интернатах, которые сейчас являются бременем для бюджета. Не могу не вспомнить опыт Советского Союза. Глухонемых или слабовидящих селили в одни дома, для них строили целые производства. И они находились в комфортной для себя среде. При этом вполне счастливо женились и выходили замуж за вполне здоровых граждан. С социализацией не было никаких проблем.

А.Х.: В Загорске во времена СССР был проведен замечательный эксперимент. Там создали центр обучения для слепоглухих детей. Воспитанием и обучением занялись педагог Мещеряков и философ Ильенков. В итоге четверо воспитанников поступили в МГУ, а один из них стал доктором наук – потрясающий результат! Инвалидам нужен специальный подход, а не инклюзивное образование.

Е.К.: Но вернемся к патронатным семьям. В данный момент наблюдается явный перекос в сторону патронатных (приемных) семей. В то же самое время огромное количество семей живут на грани бедности. Пособие на ребенка для малоимущих граждан около 300 рублей (зарплата патронатного родителя около 18000 рублей). Хочется понять, кому нужно отнимать детей из проблемных семей под видом профилактики неблагополучия, если можно те же деньги, которые платят в виде зарплаты патронатной семье, направить в качестве достойного пособия на детей в родные семьи. Необходимо остановить разрушение российской семьи и возрождать традиционные семейные ценности.

Читать полностью:
http://www.газета-вся-тверь.рф/?p=12010
21.11.2015 20:39

Государство отнимает детей – кто несет ответственность?

Тема из конференции
картинка

Творимый органами опеки произвол неизбежно даст кровавые всходы. Рушатся семьи, ломаются судьбы, калечатся дети… Кульминация – смерть! Она уже пришла. Вопиющее беззаконие опеки и игнорирование любых человеческих норм привели к смерти грудных детей в семьях Тонких и Назаровых. А виноват кто? Кто должен нести ответственность?

Петербургские и красноярские чиновники пытаются отмолчаться, спустить на тормозах. Мол, оно всё само, никто не виноват. Пытаются отсидеться так же, как отсиживаются в других случаях незаконного отобрания детей из семей. Почему незаконного? Да потому, что общественное разбирательство и суд возвращают детей в семьи. Через несколько месяцев, с подорванным здоровьем и психологическими травмами.

Эту тяжелую борьбу ведет общественная организация «РВС» - Родительское Всероссийское Сопротивление. Эксперты РВС констатируют – в 2015 году число обращений резко увеличилось, ювенальный произвол органов опеки растёт. Только вот ответственность за произвол никто не несет! Незаконно отобрали, через суд вернули и сделали вид, что ничего не было.

Пытаются отмолчаться и сейчас, в случае с убийством грудных детей Тонких и Назаровых. Не выйдет! Столь вопиющий случай неизбежно получит общественный резонанс. Но важно поставить вопрос не только узкий, о наказании виновных в этих преступлениях, но вопрос широкий! Вопрос о уголовной ответственности за неправомерное изъятие детей из семей!

Был на пресс-конференции общественной организации РВС, организованной на площадке агентства Regnum.
картинка

Председатель РВС М. Мамиконян, докторант медицинских наук Ф. Буранова, представитель посольства Таджикистана М. Эгамзод, клинический психолог Ж. Тачмамедова, эксперт РВС А. Коваленин, адвокат семьи Назаровых О. Барсуков, родственники пострадавших семей Тонких и Назаровых рассказали холодящие душу детали совершенного преступления. Вы только представьте! Грудных детей буквально вырывали у матерей из рук. Отказывались оформлять срочное опекунство ближайшим родственникам, не разрешали матеря увидеть отобранных и помещенных в больницы детей.

В результате, ребенок семьи Назаровых погиб в больнице через 12 часов после изъятия. Официального заключения нет! Слитое в сеть якобы-заключение без печатей и подписей не выдерживает критики (докторант Ф. Буранова специализирующаяся на проблематике цитомегаловируса камня на камня не оставила от «якобы-заключения»), участники соучастники преступления путаются в показаниях.

Ребенок семьи Тонких погиб на шестой день после изъятия. По первому заключению – погиб от внутричерепной гематомы, вызванный двумя ударами тупых предметов. Поняв, что подписали себе приговор, заключение было быстро переписано преступниками на кровоизлияние в мозг. Это у здорового-то ребенка!! Его здоровость подтверждается всеми! Начиная от матери и заканчивая заключениями врачей больницы, куда его поместили. Сейчас чиновники закрылись от любых контактов с общественностью и прессой, пытаются отсидеться, мол рассосётся всё само. Не рассосется!
картинка

Родственница семьи Тонких

Видеообращение на пресс-конференцию прислал и уполномоченный по правам ребенка РФ П. Астахов (к сожалению, на конференцию он приехать не успел, т.к. известие о её проведении застало его в служебной командировке). Так вот, Астахов прямо требует пересмотреть роль органов опеки в отношении семьи. Нужны системные решения проблемы!
картинка


И эти системные решения есть! Законопроект подготовленный экспертами РВС и неравнодушной общественности. Только вот благодаря ювенальным лоббистам из Совета по правам человека (СПЧ) законопроект «О срочных мерах укрепления семьи» уже два года лежит на полке «думского рассмотрения». А он включает в себя принципиально важные и понятные каждому положения:

Уголовная ответственность за незаконный (без решения суда) отбор детей;

Уголовная ответственность за незаконный отказ вернуть отобранного ребенка;

Обязательная необходимость судебного подтверждения незамедлительного изъятия ребенка (незамедлительное изъятие применяется в случаях непосредственной угрозе жизни и здоровью);

Судебное подтверждение лишения родительских прав.

Творимый органами опеки социальный геноцид необходимо пресечь решительным образом! В противном случае, леденящие кровь случаи будут всё чаще и чаще.

Дети – будущее России, а традиционная семья – основа российского общества. Поэтому повторю ещё раз – я требую уголовного наказания за неправомерный отбор детей из семьи! Требую!
http://kerb.livejournal.com/141004.html
18.11.2015 18:39

Пресс-конференция: государство отнимает детей — кто отвечает за их жизнь?

Тема из конференции
Социальные службы должны ответить за гибель неправомерно изъятых детей

картинка


В четверг, 19 ноября, в 12.00 в пресс-центре ИА REGNUM (адрес: 119 072, г. Москва, Берсеневский пер., д. 2, стр. 1. Телефон: +7 495 645-80-75) состоится пресс-конференция председателя Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» Марии Мамиконян.

Пресс-конференция посвящена двум недавним трагическим случаям с гибелью детей в Санкт-Петербурге и Краснодарском крае.

В Санкт-Петербурге полиция отобрала прямо из рук матери, не имевшей миграционных документов, здорового пятимесячного мальчика, Умарали Назарова. Прибывшей на место событий бабушке ребёнка, несмотря на наличие документов, позволявших оформить срочную опеку, малыша не отдали. Вместо этого, незаконно объявив его безнадзорным, Умарали поместили в спецбольницу, где обнаружили мертвым поздно вечером.

Ранее в Краснодарском крае так же внезапно умер в больнице отобранный у матери трехмесячный Родион Тонких, тоже поступивший в больницу с отметкой «практически здоров».

Появление случаев изъятия детей с их смертельным исходом — закономерное следствие расширения практики рейдов по семьям. В «Родительском всероссийском сопротивлении» (РВС) давно настаивают на введении уголовной ответственности за незаконное отобрание детей у родителей. Закон об ответственности за неправомерное вмешательство в жизнь семьи, об ответственности за жизнь и здоровье ребёнка в случае его изъятия, должен быть принят как можно скорее.

На пресс-конференции выступят адвокаты и общественные защитники пострадавших семей, эксперты РВС, врачи, члены семей, потерявших детей в результате противоправных действий проювенальных социальных служб.
http://regnum.ru/news/polit/2013366.html
18.11.2015 18:34

Мнение эксперта: «Смерть Умарали не могла наступить в результате развития цитомегаловируса»

Тема из конференции
картинка

Зарина Юнусова вместе с телом сына, умершего через 12 часов после того, как его отобрали от матери, вылетела на родину. Сына ей уже никто не вернет, но в наших силах сделать все возможное для расследования смерти ребенка, чтобы подобное больше никогда не повторялось.Адвокат РВС, плотно общавшийся с родителями, будет представлять их интересы и далее.

Мы уже писали о том, как странно проходит расследование и что следователи не знакомили ни родителей, ни адвокатов с заключением судмедэкспертизы [ссылка-1]. Однако информация о содержании судмедэкспертизы уже просочилась в СМИ, и на эти публикации отозвались независимые эксперты.
Фарида Бахрановна Буранова, докторант Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени Кулакова, акушер-гинеколог, проанализировала медицинские аспекты доступных материалов [ссылка-2]. Фарида Буранова указала на нестыковки между предварительным состоянием ребенка, которое наблюдалось до смерти, и последующим заключением судмедэкспертов – нестыковки, позволяющие предполагать подтасовку материала для судмедэкспертизы или ставить под сомнение показания медиков, которые вели ребенка с момента его рождения.

Фарида Бахрановна основывалась на материалах СМИ и не знала, что Зарина Юнусова не лечилась от бесплодия. Зарина действительно приехала в Россию с целью лечения от бесплодия, но забеременела практически сразу по приезду, поэтому необходимость в лечении отпала. Однако другие факты, на которые опирается эксперт, действительно имели место – Зарина рожала в российском роддоме, российские врачи наблюдали ребенка с рождения и направляли его на прививки.

Фарида Буранова отмечает, что непонятно, «каким образом у вполне здорового ребенка с удовлетворительным состоянием за каких-то 12 часов пребывания в стационаре могли развиться дистрофические изменения в жизненно-важных органах, несовместимые с жизнью (заключение судмедэкспертизы)!!! Почему у ребенка с генерализованной вирусной ЦМВ инфекцией, с изменениями в бронхо-легочной системе, печеночной, желудочно-кишечном тракте (заключение судмедэкспертизы), ослабленной иммунной системой не наблюдалось симптоматики. Допустим – кашля, диареи, желтушности кожных покровов, температуры и тд и т.п.». Эксперт уверена, что изменения в легочной системе, возникшие на фоне ЦМВ, дают о себе знать при жизни, и врачи это обязательно отметили бы. Доктор в стационаре, принимавший младенца, при наличии хронической пневмонии обнаружил бы хрипы, жесткое дыхание, и он не оценил бы состояние как удовлетворительное. Грудные дети с описанным букетом хронической патологии ослаблены, им тяжело высасывать молоко. Если бы это все было, то врачи не назначили бы кормление смесью, а начали бы с парентерального питания.

Далее Фарида Буранова пишет [ссылка-3]

«Судмедэксперты, выдавшие патологоанатомическое заключение и посмертный диагноз, кропотливо трудились над телом погибшего младенца три недели. В итоге своими данными они поставили под сомнение работу российских медиков, в частности первичного звена, в обязанности которого входит полноценное, квалифицированное наблюдение за течением беременности, что распространяется на всех беременных, вставших на учет. Они поставили под сомнение работу неонатологов, соизволивших сделать Умарали прививку БЦЖ, а также педиатров, которым довелось сделать прививку АКДС в три месяца (причем – без медотвода), одним из противопоказаний для которой является иммунодефицитное состояние, перинатальная энцефалопатия, наблюдаемая у детей, зараженных вирусом ЦМВ.

Стало быть, ребенок был совершенно здоров, иначе сделанные прививки дали бы тяжелые осложнения, вплоть до судорог и комы. Если так, то все же что могло стать причиной внезапной смерти ребенка? Отвечу: только внезапная экстремальная ситуация, обусловленная небрежностью, невниманием, бездушием, которое было проявлено по отношению к младенцу, начиная с его изъятия в полиции, кончая медицинским учреждением. А наличие вируса, если даже оно имело место, могло только усугубить состояние, ускорить агонию и дать летальный исход.

Выводы, сделанные мной, таковы:

1. Ребенка могли застудить на этапе эвакуации, где угодно – в дороге, в отделении полиции. Судя по фото, он был паратрофиком, а такие дети склонны к простуде, восприимчивы к инфекциям. У грудных детей респираторная инфекция прогрессирует очень быстро.

2. Отделив младенца от матери, правоохранительные органы допустили непростительную ошибку, нарушили «симбиоз» между матерью и дитем. А дети, в особенности грудные, это остро чувствуют и очень тяжело переносят.

3. Предполагаю, что смерть младенца могла наступить в результате аспирации дыхательных путей вследствие небрежного кормления. Не исключается и травма, хотя это маловероятно. В Медцентре ребенок однозначно остался без внимания, ибо внезапная смерть не наступила бы... Стоит иметь в виду, что у детей намного быстрее развиваются все симптомы: быстрое начало, судороги, потеря сознания; типичные для комы проявления: замедление дыхания, частоты сердечных сокращений, понижение артериального давления. Летальный исход или непоправимые нарушения в головном мозге наступают быстрей, поэтому от скорости и слаженности действий людей, оказывающих помощь, зависит жизнь и здоровье ребенка.

Никто не может оспаривать то, что мамой младенца был нарушен миграционный закон. Однако иначе, как полнейшим абсурдом, выданное общественности судебно-медицинское заключение не назовешь. Очевидно, что в его основе лежит подтасованный материал, который был подсунут судмедэкспертам медиками для защиты своего шкурного интереса. Не исключена подтасовка результатов патологоанатомического исследования, факт переоформления записей на всех этапах нахождения младенца в медучреждении.

Нельзя оставаться равнодушными в мире, где происходит несправедливость по отношению к другим людям, ведь мы хотим жить в правовом государстве. Сегодня это произошло с семьей мигрантов, но завтра такая трагедия может случиться в любой российской семье. Давайте будем милосерднее, гуманнее, объективнее, и мысленно хоть на миг поставим себя на место этих людей, потерявших своего безвинного младенца по чьей-то халатности».

Ольга Горянина, РВС
http://r-v-s.su/statia/mnenie-eksperta-smert-umarali-ne-mogla-nastupit-v-rezultate-razvitiya-citomegalovirusa
08.09.2015 22:59

Осторожно – закон о соцобслуживании в действии

Тема из конференции
Нормы вмешательства в личную жизнь, закрепленные законом, являются препятствием к получению гражданами социальных услуг: граждане вынуждены отказываться от услуг, так как они предоставляются только в связке с так называемой «профилактикой».
картинка

С января 2015 года вступил в действие Федеральный закон от 28 декабря 2013 года №442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Юристы РВС ещё на стадии обсуждения в Госдуме предупреждали [ссылка-1] , что данный закон под завесой добровольности принятия социальных услуг вводит формы вмешательства в личную жизнь, которые не являются услугами, и поэтому их добровольность не защищается, – это социальный патронат (под названием «социальное сопровождение») и право обследования условий жизни для «профилактики» нуждаемости граждан в социальных услугах.

И вот “первая ласточка”.

Родители написали активистам РВС об опыте общения с Центром социальной помощи, предлагавшим социальную услугу, – возможность для детей «провести летние каникулы весело и познавательно в отделении дневного пребывания несовершеннолетних». Вот что пишет мама двух детей, увидевшая объявление Центра:

«Я подумала: «Вот здорово, можно старшего ребенка туда поводить, ему 2,9, очередь в сад еще не подошла». Позвонила, все узнала. Собрала все документы и справки из поликлиники. Пришла, заполняю заявления. Сначала смутил вопрос про жилплощадь. Потом мне сказали, что после визита комиссии я смогу приводить ребенка в группу дневного пребывания на полдня. Я сказала, что мне это не нравится, и я никаких комиссий видеть в своем доме не хочу.

Меня начали уверять, что моих детей никто не собирается отбирать, и что это просто формальность. Договорились на 3 сентября. Всю дорогу домой шла в раздумьях, зачем же нужна эта комиссия и вопросы про жилплощадь, если я всего лишь хочу, чтобы мой ребенок оставался на полдня в группе с другими детьми в госучреждении? Ведь из детского сада никакие комиссии не приходят.

Посовещавшись с мужем, решили, что будем писать отказ. Позвонила, мне сказали: «Приходите, пишите». Сегодня утром сходила, написала, стали спрашивать – почему отказываюсь. Я сказала, что уезжаем в другой город. Стали уточнять – в какой и на сколько. На возражение, что это наше дело, стали обижаться: «Ну, не хотите – не говорите». Теперь боюсь того, что там остались все наши данные. Естественно, копии документов они мне не вернули и сказали, что они останутся в деле. Очень жалею, что обратилась туда. Вдруг нашу семью на какой-нибудь учет поставят или еще чего-нибудь».

Тем, кто попал в подобную ситуацию и опасается последствий, можно посоветовать отнести в органы, которые собирали информацию, ОТЗЫВ согласия на обработку персональных данных несовершеннолетнего [ссылка-2] .

Совершенно непонятно, как «условия жизнедеятельности» могут повлиять на то, дать маме возможность водить ребенка на полдня в госучреждение или не дать. А вдруг для того, чтобы дать, «формально» напишут, будто условия неблагоприятны? Зачем собираются сведения о семье? Факт обращения за помощью в органы соцзащиты зафиксирован, копии документов о ребенке в деле имеются. Куда будет передана собранная информация о семье в рамках межведомственного взаимодействия? Как нежелание делиться своей частной жизнью с комиссией повлияет на степень внимания к семье со стороны органов соцопеки и дальнейшее вмешательство в жизнь этой семьи? Вопросов много.

Одно ясно: в методических рекомендациях, которыми пользуются органы социальной помощи, есть пункт, по которому для признания гражданина нуждающимся в социальных услугах проводится обследование комиссией условий обеспечения жизнедеятельности гражданина. Вот пример проекта таких рекомендаций (см. п.2.2) [ссылка-3] . Таким образом, нормы вмешательства в личную жизнь, закрепленные законом, являются препятствием к получению гражданами социальных услуг: граждане вынуждены отказываться от услуг, так как они предоставляются только в связке с так называемой «профилактикой».

Ольга Горянина, РВС.
http://r-v-s.su/statia/ostorozhno-zakon-o-socobsluzhivanii-v-deystvii
28.08.2015 16:16

Мы вас небольно зарежем

Тема из конференции
«Ласковые палачи». Чужие люди лучше знают, как воспитывать вашего ребенка.

"В прошлом номере [ссылка-1] в беседе с нашим корреспондентом руководитель движения «Родительское всероссийское сопротивление» Мария МАМИКОНЯН, член совета при Уполномоченном по правам ребенка РФ, рассказала о деятельности общественной организации родителей, противодействующей сторонникам идеи навязать нам чужеродную для наших традиций, нашего отечественного воспитания ювенальную юстицию в западном варианте и бесчинствам чиновников из органов опеки, которые действуют все активнее, разрушая семьи. Об угрозе ювенальных подходов был снят фильм под названием «Ласковые палачи». Сегодня мы публикуем продолжение разговора, в котором Мария Рачиевна говорит об опасности превращения социальной помощи в сферу услуг, о вторжении в семью новой реальности - рыночной основы. Получается, что детей вводят в рынок как продукт, что совершенно недопустимо.
...
Вот в Москве совсем недавний случай. Живут вместе мама, бабушка и четырехлетняя девочка. У бабушки появилась возрастная причуда - нести в квартиру всякий хлам. Ее дочь не вытерпела, решила делать ремонт и снесла все это в одну комнату. Бабушка взъярилась и позвонила в полицию. Появилась эта самая бригада межведомственного взаимодействия (ребенок же в семье!), увидела бардак и уволокла ребенка в реабилитационный центр (спасать немедленно! тяжелая жизненная ситуация!). Через две недели девочку вернули. С заиканием и прочими «прелестями» пережитого от разлуки стресса. С огромным трудом наши активисты добились в суде решения, что эту мать не надо ставить на учет опеки как «опасную». А кто ответит за психологическую травму ребенка?
Еще одна история, между прочим, в том же округе. Двое братьев, 10 и 12 лет, жили в съемной квартире вместе с отцом и его гражданской женой. Отец заболел и внезапно умер. В тот же день опека забрала со скандалом мальчиков у далеко не посторонней им женщины и отправила в больницу, в карантинное отделение. Хотя они не беспризорные, не в люке найденные, а посещающие школу и спортивные секции обычные мальчики. Почему это было сделано? В день смерти отца! Потому что черствость, бесчеловечность и полное ощущение безнаказанности. То есть детям мало того, что отец умер, они оказываются буквально за решеткой, да еще и в разных палатах. И находятся там, испуганные и растерянные, две недели. Пока общественникам в лице РВС не становится известно об этом беспределе. Детей переводят в реабилитационный центр, приезжает родная мать из соседней области и их забирает. Опека же за две недели не удосужилась сообщить матери о случившемся, что обязана была сделать немедленно. Не оформила она и приемной матери временную опеку, что тоже могла и должна была сделать. И по норме закона, и по норме человеческого участия.
А вот маргинальные, действительно неблагополучные семьи, с которыми много хлопот, органы опеки подчас обходят стороной.
- Почему они не спешат помочь детям из таких семей? Ведь они в самом деле живут плохо и нуждаются во вмешательстве и защите...
- Идти в «воронью слободку», где можно получить очень жесткий отпор, не всякий захочет. К тому же дети, живущие в маргинальных семьях, нередко больны и психически неустойчивы - они не представляют такого, извините, рыночного интереса. Пока что в основном атакуют самый беззащитный слой наших соотечественников, тех, кто не может нанять адвоката, к кому можно придраться «по бедности». И уж конечно, прежде всего - одиноких матерей, многодетных. Но сейчас участились случаи, когда атакуют совершенно благополучные семьи. Дети оказываются инструментом давления. Можно припугнуть, угрожая отнять ребенка.
Придраться ведь можно к любой семье: или у ребенка нет отдельной комнаты, или мало игрушек, или нет порядка в квартире и т. д. И конечно, полную свободу работники этого «фронта» получат, если окажется принят уже подготовленный закон «О семейном насилии» - я упоминала о нем, - а насилием будут считаться все воспитательные меры, которые родители традиционно применяют по отношению к детям. Введение западных норм, таких как «экономическое насилие» (не даете чаду желаемого количества денег на карманные расходы, не считаете нужным покупать новый айфон), «психологическое насилие» (любое высказанное недовольство ребенком), сделает жизнь семьи невыносимой. А «эксплуатация»? (Это когда вы привлекли его к домашней уборке.) Одним словом, будет очень много оснований, по которым вас можно взять на контроль, а там и лишить детей за «неправильность». Знаете, сейчас уже введен термин «компетентное родительство». Компетентные - это те самые «профессиональные родители», которые прошли трехмесячные курсы и получают зарплату за патронатных детей. А вы со своей родительской любовью и замшелыми представлениями, переданными от мам и бабушек, увы, некомпетентные. И сотруднице опеки виднее, как надо вашего ребенка воспитывать и кому - может быть, вовсе и не вам, а более компетентным гражданам.
Сегодня крайне необходим закон, ставящий органы опеки в строгие рамки. Нужно законодательно закрепить положение, при котором произвол типа изъятия ребенка под видом «экстренных обстоятельств» станет уголовно наказуемым. Ведь безнаказанность органов опеки и полиции в сочетании с узаконенным рыночным подходом и передачей сферы социальных услуг от государства к НКО может очень скоро привести к ужасным последствиям."
Читать полностью:
http://www.ug.ru/archive/60230
25.07.2015 23:11

Что нужно сделать, чтобы защитить семью?

Тема из конференции
Выступление Александра Коваленина, руководителя Новосибирского регионального отделения РВС
II съезд РВС
картинка
itok=ApuxP9b2
Александр Коваленин

Дорогие товарищи! Уважаемые гости!

Вы уже видели, как мы работаем — когда мы защищаем семьи по их обращениям, то не ограничиваемся только тем, что разрешаем ситуацию. Мы всегда стараемся осмыслить, что произошло, почему семья попала в такую ситуацию, почему ей пришлось обратиться к нам. Мы общаемся с опекой не только в зале суда, но и за столом переговоров, вместе находим выходы из ситуации. И у нас появляется какой-то взгляд — не просто от лозунга «Долой ювенальную юстицию!», а от опыта. Мы сейчас поэтому уверенно начинаем говорить о семейной политике — и в критическом ключе, и в конструктивном ключе.
...
Первый тезис, который я хочу заявить в самом начале, — это то, что объявленная Президентом в феврале 2014 года «смена вектора в семейной политике» захлебнулась. То есть она не произошла. Впервые за многие годы Президент сказал вещи, которые мы восприняли с воодушевлением, как поворотные. Потому что было сказано, что надо заниматься не последствиями неблагополучия, а, в первую очередь, причинами неблагополучия. Не просто ликвидацией сиротства, а ликвидацией причин появления сиротства.

Но, во-первых, эта концепция, эти взгляды просто были многими не поняты, и этому есть свои причины.

А, во-вторых, мы констатируем, что важнейшие решения в семейной политике принимаются как-то... не «сверху» — высшей властью или Государственной думой, и не «снизу» — представительными органами местного самоуправления, а как-то «сбоку». Некоторые фонды богатые, имеющие деньги, в том числе государственный «Фонд поддержки детей в трудной жизненной ситуации», имеют свои странные взгляды на семейную политику, созвучные некоторым глобальным трендам, [внутри которых принято считать и говорить, например], что до полутора миллиардов детей на планете подвергаются ежегодно насилию (вдумайтесь — это все дети планеты фактически!). И вот эти фонды входят в соглашение с областными правительствами (у которых бюджеты дефицитные), дают гранты некоммерческим организациям и организуют свои разработки методичек по семейной политике. И практики начинают работать по этим методичкам. Руководитель фонда Марина Гордеева высказалась однажды в таком духе, что «нам не нужно, чтобы менялись законы, мы просто меняем условия грантов — и семейная политика на местах идет по-новому».
...
Хотелось бы еще обсудить концептуально разницу между «защитой детей» и «защитой семьи». Здесь мне время сэкономила Елена Борисовна [Мизулина], очень ярко рассказавшая об одном извращении принципа защиты интересов детей — это когда за интересы детей принимаются их капризы. Согласно идеологии форсайт-проекта «Детство-2030», Национальной стратегии действий в интересах детей и этого «Фонда поддержки детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации», что значит, если вы ограничиваете ребенка в его капризе: он хочет конфету, а вы говорите: «Сначала кашу»? Значит это, что вы, во-первых, не умеете подойти к ребенку и с ним поиграть, чтобы он захотел кашу. Также это значит, что вы проявляете эмоциональное насилие. Кроме того, это значит, что вы — «некомпетентный родитель», более того — у вас конфликт в семье, а это — уже повод для вмешательства [в дела семьи]. Казалось бы, это такая умозрительная картинка, но на самом деле это реальная, выстроенная ювенальная идеология, применение которой мы уже видим на практике, в судебных делах, когда появляются слова «психологическое насилие», которые еще не внесены в законодательство, а по методичкам уже идет работа.

Другое извращение понятия «интересов детей», оторванных от главного интереса — сохранения родной семьи, — это когда материальные условия считаются важными для «интересов детей». Это сразу же открывает дорогу... это идеологически оформляет перекачку детей от бедных семей к богатым. Мне уже присылали наши активисты судебное решение, в котором одним из аргументов, почему не нужно отдавать ребенка в родную семью, служит то, что «а во временной семье у него уже созданы хорошие условия». То есть опять мы видим, что механизм начинает работать до того, как он попал в закон.

Здоровая семейная политика будет тогда, когда меньше будет «защиты детей», а больше будет «защиты семьи», потому что настоящий интерес детей никогда не может быть в разрыве с защитой его семьи.

(Аплодисменты.)

Что нужно сделать, чтобы защитить именно семью?

Первое, что нужно сделать, — это защитить само понятие семьи. Защитить не только от извращенных толкований, которые на современном Западе приняты, но и от другого — от таких определений, которыми полон Семейный кодекс: «семья приемная», «семья профессиональная». Такие «семьи» на самом деле не являются семьями по несоответствию двум критериям: первый — это автономность принятия решений и полнота ответственности за детей, второй — это бескорыстие.

У нас сейчас пирамида поддержки семьи перевернута. Родная семья получает 318 рублей (на примере Новосибирской области), а приемная семья — 18 тысяч рублей, в 60 раз больше! В других регионах разница меньше, но тоже двузначная.

(Аплодисменты.)

Это привело к страшному явлению, которое еще будет корежить нашу жизнь, что бы ни говорили мы, наши друзья — законодатели и Президент: появился спрос на чужих детей. Школы приемных родителей переполнены, в них очереди! И очереди выпускников этих школ — за детьми! Они ждут, когда появится «статусный ребенок» (то есть ребенок, которого отобрали у кого-то). И они спрашивают у преподавателей: «Может быть, в роддоме где-то договориться? Мы хотим быстрее!» То есть появляется спрос, который давит на общество.

Центром семейной политики становится аист, который приносит детей приемным семьям. И мы как взрослые люди должны себя спросить: «Откуда, от кого аист приносит этих детей?» Нужно ли удивляться, что появляются предложения узаконить посреднические услуги работникам опеки? Нужно ли удивляться тому, что появляются такие дикие инициативы, как анонимные роды или беби-боксы? То есть появляется уродливое явление, которое непонятно, как исправлять. Единственное, что [мы можем и должны делать сейчас], — это не допускать в дальнейшем эскалации «политики замещения семьи». Правильно?
Чтать полностью:
http://gazeta.eot.su/article/chto-nuzhno-sdelat-chtoby-zashchitit-semyu
16.06.2015 15:10

О платном родительстве. Часть 3

Тема из конференции
О платном родительстве. Часть 3

Продолжение психологического анализа законопроекта о фостерных семьях

Не так давно под руководством депутата Государственной думы Ольги Баталиной разработан законопроект о так называемых фостерных (профессиональных) семьях. Собственно, институт платного родительства существует у нас уже несколько лет, но новый баталинский законопроект существенно усиливает все недостатки нынешних форм возмездного опекунства.

Значительное увеличение количества психических заболеваний

Снова приведу статью 148 этого законопроекта

Статья 148.2. п. 2. «Трудовой договор между социальным воспитателем и организацией, указанной в пункте 1 настоящей статьи, заключается на основании акта органа опеки и попечительства о назначении опекуна или попечителя, исполняющих свои обязанности возмездно»

В прошлой статье я писала о том, что она наносит удар по второму важнейшему фактору формирования здоровых форм привязанности — фактору «безусловного принятия». Согласно трудовому договору (!), ребенка передают (продают?) по некоему акту так называемым «родителям». Постеснялись, видимо, авторы назвать действо своим именем. Так бы и писали: «... заключается на основании акта приемки-передачи». Ведь именно по таким актам совершается товарообмен на взаимовыгодных условиях. К чему приводит превращение коммерциализация детско-родительских отношений на практике?

Согласно исследованию, проведенному Национальным советом здравоохранения и социального обеспечения Швеции, из числа детей, попавших под опеку социальных служб, именно у индивидов, росших в фостерных семьях наблюдается самый высокий процент суицидов, они чаще всего страдают от депрессии и других психических заболеваний.[5]

Многие исследователи также отмечают у таких детей множество нарушений психического здоровья, трудности в обучении, делинквентное поведение [7]. Логитюдные исследования детей, выросших в фостерных семьях, показывают, что во взрослом возрасте такие дети часто становятся преступниками.

Исследователи отмечают, что психические и поведенческие нарушения у детей, растущих в фостерных семьях, обусловлены нарушением отношений привязанности к заботящимся взрослым [1]

Постоянные перемещения ребенка из семьи в семью не позволяют сформироваться у ребенка способности создавать постоянные доверительные отношения с людьми. В дальнейшей взрослой жизни они становятся неспособны стать родителями для своих детей, создавать семьи. Исследователи отмечают, что дети, выросшие без родителей, становясь родителями сами бросают своих детей. Они воспроизводят полученный ими опыт отношений, поскольку никакого другого опыта они не знают [9].

Здесь снова хочется обратить особое внимание на то, что проблемы у этих детей возникают не потому, что их воспитывают непрофессионалы (педагоги или психологи), а потому, что эти дети не получают опыта подлинных неразрывных человеческих отношений, основанных на любви, доверии и безусловном принятии.

4. Риск эксплуатации детей-сирот

Возможности контроля за условиями содержания детей в детском доме значительно выше, чем за условиями размещения каждого ребенка в приемной семье. Соответственно, риск эксплуатации детей-сирот значительно возрастает. Согласно докладу, сделанному в Конгрессе США в 2014 году, по данным ФБР, 60% детей, попадающих на криминальный рынок работорговли и сексуальной эксплуатации — это дети из фостерных семей и так называемых семейно-воспитательных групп(СВГ) [10]

ЛИТЕРАТУРА

1. The Effects of Foster Care Placement on Young Children’s Mental Health. Beth Troutman, Ph.D., Susan Ryan, M.A., and Michelle Cardi, M.A. University of Iowa Hospitals and Clinics.

2. Separation and the very young. Robertson, J. & Robertson, J., 1989.

3.Multiple Placements in Foster Care, Children and Family Research Center, School of Social Work, University Of Illinois, 2004

4/ [ссылка-1]

5.Suicide attempts and severe psychiatric morbidity among former child welfare clients – a national cohort study. Bo Vinnerljung, National Board of Health and Welfare [ссылка-2]

6. Психология сиротства. Прихожан А. М. Толстых Н. Н. CПБ., 2005

7. Multiple Placements in Foster Care: LiteratureReview of Correlates and Predictors, 2004.

8. [ссылка-3]

9. Attachment and loss: Separation. Bowlby. J., New York:, 1973

10. [ссылка-4]

11. Формирование нравственности современного школьника на основе учения Макаренко А.С.Волкова Т.И., Сборник докладов республиканских Макаренковских педагогических чтений, Абакан, 2007.

12 9. Православная педагогическая культура А.С. Макаренко. Р.В. Соколов, Н.В. Соколова Москва, 2009

13/10.Adoption and Cognitive Development: A Meta-Analytic Comparison of Adopted and Nonadopted Children’s IQ and School Performance Marinus H. van IJzendoorn, Femmie Juffer, and Caroline W. Klein Poelhuis Leiden University. Psychological Bulletin, by the American Psychological Association, 2005.

14 11. Behavior Problems and Mental Health Contacts in Adopted, Foster, and Nonadopted Children Ann E. Brand and Paul M. Brinich University of North Carolina at Chapel Hill, U.S.AJournal of Child Psychology and Psychiatry, 1999.
http://rvs.livejournal.com/349965.html
12.06.2015 18:05

Ювенальная система не терпит исключений

Тема из конференции
Хочу вернуться к истории [ссылка-1] о семье Кулагиных, у которых опека отняла пятерых приемных детей.

Тут есть один интересный момент.

Наши чиновники сами строят эту пагубную [ссылка-2] систему "замещающих семей", сами фанатично воюют с детскии домами. Причем даже с образцово-показательными [ссылка-3] (см. также "связанные материалы" по ссылке). Они, казалось бы, должны были эту семью Кулагиных поднять на щит и пиарить по всем каналам страны как ярчайшее подтверждение их "правоты". Тем более, если сами навручали ей грамот и дипломов (уверен, вполне заслуженных).
картинка


Но вместо этого, Кулагиных гнобят. Люто, с нарушениями процедур, с игнорированием показаний, по выдуманному (даже не надуанному, а просто вымышленному) поводу, с "особым цинизмом" по отношению к их приемным детям.

Невольно напрашивается вывод, что им не нужны прочные отношения между замещающей семьей и приемными детьми. Система дает всем понять: не привязывайтесь к детям, чуть что - мы их у вас отнимем.

В каком-то смысле это логично: ювенальная система, сама будучи бесчеловечной, видимо, не терпит внутри себя никаких антисистемных проявлений человечности, никаких исключений. В конце концов, глубокий смысл этой системы, спрятанный под нагромождением юридических терминов и толстым слоем благостных лозунгов, - именно в расчеловечивании, в уничтожении такого неотъемлемого атрибута гуманизма, как семейные ценности.
http://kamrad2213.livejournal.com/351539.html
Реклама





Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

© 2000-2021, 7я.ру.

SIA "ALP-Media", Свидетельство о регистрации СМИ №000740455. info@7ya.ru, https://www.7ya.ru/

Change privacy settings

Материалы сайта носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Права авторов и издателя защищены.

28.01.2021 14:34:13

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

18+
Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!